Блог Сергея Головина

Единство Торы

Различая в Торе четыре законодательные сферы (нравственную, церемониальную, общественную и юридическую), следует помнить, что для древнего еврея они были неотделимы одна от другой.

Книжники насчитывали в Торе 613 заповедей, которые составляли единый комплекс. Он получил название «Галаха» (что на иврите значит «хождение», «направление движения», «путеводитель»), служащее отсылкой к тексту Псалтирь 14:2: «тот, кто ходит непорочно и делает правду, и говорит истину в сердце своем».

Нравственный, церемониальный, общественный и юридический законы в Законе Моисеевом взаимно переплетены, и один нередко переходит в другой. Рассмотрим для примера блок указаний в книге Левит 24:19-22. Они начинаются так:

«Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал: перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать. Кто убьет скотину, должен заплатить за нее; а кто убьет человека, того должно предать смерти» (Левит 24:19-21).

Это, однозначно, – юридический закон, перечень наказаний за соответствующие преступления. Но заканчивается весь этот пассаж следующим образом: «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так и для туземца» (Левит 24:22). И это – элемент нравственного закона. Сразу же за ним следует указание на природу ноавственности – отображение Божьего характера: «ибо Я Господь, Бог ваш». Бог нелицеприятен, и Его нравственные принципы едины для всех. Они не делятся на «принципы для своих» и «принципы для чужих».

В то время, как любые народы были вольны сами устанавливать для себя общественный и юридический законы, ветхозаветный Израиль был лишен такой привилегии. Закон Моисеев предписывал евреям множество установлений, в корне отличавших Божий народ от образа жизни тех народов, что окружали его. Общественный закон Израиля был построен вокруг основополагающего принципа: у евреев все должно быть «не как у людей». И цель этого очевидна: богоизбранный народ не должен был смешиваться с прочими народами и племенами, потому что именно через него Господь готовил Благую Весть спасения для всех народов, «ибо спасение от Иудеев» (Иоанна 4:22). Израиль должен был хранить Слова Завета и передавать их через поколения, «не искажая Слова Божия» (2 Коринфянам 4:2). Иначе бы вышло по словам поэта: «мы не знаем примет, и сердца могут вдруг не признать Пришлеца».

Схожі статті

Цель смешения законодательных сфер в Торе – сохранение идентичности народа, избранного для Божественной миссии: «Благословятся в тебе все племена земные» (Бытие 12:3). Общественный и юридический законы служили оградой для закона нравственного и церемониального. Апостол Павел, «обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей» (Филиппийцам 3:5), пишет, что «до пришествия веры мы заключены были под стражею [т.е. охраной] закона, до того времени, как надлежало открыться вере» (Галатам 3:23).

С приходом Мессии ограда, сохранявшая в неприкосновенности нравственные установления, была разрушена Господом за ненадобностью. Доступ к Божьей праведности теперь открыт всем в равной степени – как евреям, так и язычникам. Христос «есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду» (Ефесянам 2:14). Общественный и юридический законы Израиля утратили оградадительную функцию и являются продуктом общественного договора, как и у других народов.

Однако те из евреев, что не приняли Христа и не последовали за Святым Израилевым, напротив, стали расширять комплекс Галахи, добавляя к ней новые и новые предписания в полном соответствии с пророчеством: «Им говорили: “вот – покой, дайте покой утружденному, и вот успокоение”. Но они не хотели слушать. И стало у них словом Господа: заповедь на заповедь, заповедь на заповедь, правило на правило, правило на правило, тут немного, там немного» (Исаия 28:12,13). По сути, вокруг утратившей значение старой ограды они возвели новую – «ограду вокруг ограды».

Если Тора служила богодухновенной и достаточной оградой для Завета, современное представление о Галахе включает также Талмуд и более позднюю раввинистическую литературу. Эти установления играют роль искусственной «ограды вокруг Торы» и подобны той самочинной ограде, которую праматерь в Эдемском саду создала вокруг Божьей заповеди, добавив к указанию Господа «не ешьте» собственные слова «и не прикасайтесь» (Бытие 3:3). Как с горечью замечает известный историк иудаизма Готтлиб Кляйн (1851-1914), «сейчас они посвящают себя исключительно этой Галахе, и Израиль окружен «сетью Галахи» настолько, что его не может достичь ни один лучик солнца … Традиция этического учения Израиля – это оазис в пустыне Галахи».

Читайте также:

В любом случае, стоит понимать: Тора была высшим единым и универсальным законом древнего Израиля, его конституцией. Для античного иудея сферы нравственного, церемониального, общественного и юридического законов были нераздельны. С приходом же Мессии:

1) Церемониальный закон утратил силу, будучи исполнен через жертву Христа;

2) Общественный и юридический законы утратили оградительную функцию и являются продуктом общественного договора. Их положения могут меняться, поскольку в значительной мере обусловлены культурой и традициями;

3) Нравственный закон был и остается неизменен!

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Сергей Головин

Доктор философии (Ph.D), доктор прикладного богословия (D.Min), магистр гуманитарных наук МА, религиоведение, магистр естествознания (физика земли), магистр педагогики (физика). Президент Христианского научно-аполегетического центра.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Дивіться також
Close
Back to top button