интервью

«Повсюду разрушение, но Христос строит что-то новое»

Матиас Радзивилюк, директор Библейского института в Украине, объяснил ключевую роль в церкви в реагировании на гуманитарные и духовные вызовы.

Прошло больше 40 дней с начала российского вторжения в Украину, миллионы людей переехали, ситуация критична во многих городах и селах по всей стране.

Матиаз Радзивилюк, директор Библейского института служения «Слово Жизни» в Украине, расположенный на окраине Киева, смог покинуть страну и сейчас находится в Венгрии.

Однако часть команды «Слово Жизни» остается в Украине, доставляя гуманитарную помощь, еду и духовное сопровождение всем нуждающимся, особенно в городах, которые отвоевала украинская армия.

«Слово Жизни» прибыло в Украину в 1992 году. Семья Радзивилюков, отцы Матиаса, двое братьев приехали из Аргентины, чтобы начать служение, сфокусированное на молодежь, провозглашении Евангелия и подготовки к миссии.

В 2001 году, «Слово Жизни» основали Библейский институт возле Киева, где они проводят 2-летние программы библейской и духовной подготовки и другие активности.

Сейчас он стал пунктом снабжения и распределения гуманитарных ресурсов, которые ежедневно доставляются в разные уголки Украины.

Какова ежедневная работа Библейского института?
Украина является крупнейшей страной с альянсом евангельских церквей в регионе, поэтому все служения стремятся поддерживать местную церковь и распространять Евангелие с лагерями и другими видами деятельности.

Библейский институт предлагает двухлетнюю программу, фокусируясь на сферах: библейское обучение, христианская жизнь и служение. Особенностью Библейского института есть то, что у нас учатся студенты из стран бывшего Советского Союза, все студенты знают русский язык. У нас есть студенты не только из Украины, но и из России и нескольких стран Центральной Азии.

Самое важное обучение, которое мы проводим, – это передача библейских истин нашим студентам, так что они могут применять их в собственной жизни и влиять на других. Мы насчитываем около 35-40 студентов на двух курсах.

Я думаю, что самое важное то, что мы даем крепкий христианский фундамент для молодых людей, так что они могли действовать независимо, призывает ли их Бог к профессиональной карьере, служению в местных церквях или миссии в другой стране.

Вы временно в Венгрии, как прошли последние пару недель?
В полночь 24 февраля Бог дал нам мудрость эвакуировать женщин и детей. Мы сделали двухнедельный перерыв в Библейском институте, подозревая, что что-то может произойти. Однако мы не представляли, что это может произойти в 21 веке в Европе. Мы смогли произвести предварительную эвакуацию, и когда началось российское вторжение, остальные должны были уезжать.

По сути мы смогли эвакуировать всех наших сотрудников и некоторых друзей и коллег. Сейчас я в Венгрии, но команда поделена между Румынией, Чехией и Венгрией, где мы работаем с украинскими беженцами.

Многие мужчины из команды не смогли уехать из-за военного положения. Я смог уехать, потому что я гражданин Аргентины, но остальные остались здесь и они работают все эти 40 дней, служа Господу со Словом Жизни в Киеве.

Что делают оставшиеся в Украине в такой сложной ситуации?
Мужчины вернулись в институт в Киев без конкретного плана, потому что все развивалось по обстоятельствам. Было не очень ясно, что мы могли делать, но было ясно, что все стереотипы о миссии, которые мы выполняли до тех пор, были разрушены.

В феврале мы планировали три молодежных лагеря и учебу в институте, все это разрушилось. Но Бог вел нас шаг за шагом. Мы хотели бы планировать, иметь четкое представление, но Бог показал нам, что мы должны идти изо дня в день. И у нас были возможности и открытые двери для служения.

Первые две недели команда проводила эвакуацию. У нас был контакт с людьми в Чернигове, городе на севере, который был в очень драматической ситуации: нет воды, нет пищи, нет электричества. Команда помогала эвакуировать людей оттуда, вывозя около 2500 человек из города в безопасное место

Это была очень рискованная операция, дорога, которая раньше занимала 2 часа, сейчас занимает 5-6 часов. Бог заботился о них, мы должны были совершать это служение, пока город не был полностью заблокирован русскими войсками. Тогда Бог открыл дверь в другие селения и города.

Мало-помалу мы видим, что поселки и города были освобождены, что является хорошей новостью, но в то же время и плохой новостью, потому что когда ты въезжаешь в эти города, ты видишь террор и разрушения, вызванные российской операцией.

Многие люди не могут покинуть свои дома, некоторые застряли в подвалах с маленьким количеством пищи на тридцать дней, поэтому команда приносила еду, гуманитарную помощь для всех этих сел, выходящих из столь сложной ситуации.

Сейчас часть команды в Киеве выполняет логистические работы по получению грузовиков и фур с гуманитарной помощью из разных церквей Европы. Готовятся продуктовые посылки, которые загружают ночью, а другая группа уезжает в разные места.

Русские покинули север, они оставили полное разрушение. Мы одни из первых групп, которые пришли, что хорошо, потому что мы свидетельствуем как церковь Иисуса Христа. Нами часто управляет армия, потому что здесь все еще опасно.

Но мы несем надежду людям, даем им продукты, молимся с ними, подбадриваем их и даем Новый Завет, говорим им, что Бог – наша надежда и Он единственный, кто может сделать что-нибудь хорошее из всего этого.

Какая ситуация у тех, кто покинул страну?
Мы всегда связаны работой, которая делается в странах, граничащих с Украиной.

В нашем лагере в Венгрии есть группа из 70 украинцев, семей и знакомых из нашего служения. У нас также есть еще одна группа в Чехии, где находится более 50 семей.

Мы тесно сотрудничаем с правительством, предоставляем жилье и делимся Евангелием. Живущие в Чехии были направлены правительством, поэтому мы их не знаем, многие из них не христиане, поэтому мы имеем возможность поделиться с ними Евангелием и показать любовь Христа. Также у нас есть маленькая группа в Польше.

В конце концов мы стараемся приютить этих людей, хотя это сложно, потому что они дезориентированы. Исследование показывает, что 78% украинцев хотят вернуться.

Они еще не готовы начать новую жизнь, только временное убежище. Вот почему сложно что-нибудь решить. Другой важный фактор, что большинство женщин и детей. Многим семьям сложно что-либо решать без руководства отца или мужа, которые могут направлять эти решения в будущее.

Со всем, через что проходит стране, мы также эмоционально уничтожены, разбиты, с сильной душевной болью. Мы также думаем о наших детях, наших школах, нашем здоровье, финансовой ситуации…это очень сложная ситуация, так что сейчас мы стараемся помочь чем можем, не только поддерживая их, но и налаживая контакты.

Недавно мне написала знакомая, которой мы помогали уехать из Харькова.

Она все еще в Украине, несмотря на две недели под бомбами, ей удалось выбраться и выжить. Она написала нам, потому что у ее мамы кончается инсулин. Такое часто случается, мы встречаем многих людей со сложными ситуациями.

Мы уже пытаемся получить для нее инсулин. Бог учит меня, что мы можем делать многое. Иногда мы можем быстро сказать: «это очень сложно», «Я не могу это сделать», но Бог показывает мне, как мы можем служить, будучи руками и ногами Христа здесь на земле.

Как вы видите будущее?

Мы хотели бы иметь представление и план. Мы имеем преимущество в том, что мы миссионеры и уверены в своем призвании. Я понимаю, что ситуация как эта может полностью разбить и изменить вашу точку зрения, но я молюсь Богу, и я вижу, что эта ситуация углубила мое призвание и призвание миссионеров нашей команды.

Изменился способ нашего служения, потому что мы не можем проводить лагеря и конференции, но потребности есть, и миссионерское поле сейчас открыто как никогда.

Многие семьи сейчас разъединены. Я предпочитаю быть с моей женой и детьми, но миссионеры, которые сейчас с нами, уже больше 40 дней не видели своих мужчин, оставшихся в Украине.

Многое непонятно, но мы верим, что Господь не делает ошибок. Он был здесь до того, как все произошло, и мы держимся за Него.

Мы делаем шаг за шагом. По пути много испытаний, но мы не можем планировать слишком много, мы сталкиваемся с различными ситуациями изо дня в день и видим как мы можем выполнить наше призвание.

У нас большое желание вернуться в Украину, быть с нашими любимыми людьми и служить им. Это не столько желание вернуться домой, сколько возможность представить Христа многим людям, проходящим через эти болезненные ситуации. Надо показать им, что надежда держит нас сильными и здоровыми в ситуации, через которую мы проходим. Нам следует многое сделать, мы следуем за Богом, пытаясь строить планы, когда это возможно.

Как вы оцениваете принимаемые политические решения, а также отвод войск России с севера?
Это преждевременно. Речь не столько об отводе войск, сколько о том, что они не смогли взять столицу и их усилиям противостояли. У них не было выбора, как отступать и захваченные регионы на севере были осовобождены. Согласно информации, которую мы получили, войска направляются к востоку для большого наступления. Ясно, что это не конец.

Еще сложно делать какие-то прогнозы, но у нас есть надежда. Россия все еще выпускает ракеты по всей стране, очень сложно защищаться от них. Опасность продолжается и они продолжают вызывать разрушения.

23 февраля, за час до начала наступления, мы все еще жили в иллюзии, что этого не произойдет. Сейчас мы изучили этот урок, кажется невозможным, что будет мир, но все может произойти.

Мы понимаем, что это политическая и геополитическая война, но я считаю, что за этой войной есть и духовный аспект.

На мой взгляд, Украина была наиболее открытой для Евангелия страной в Европе, с большой структурой евангельских церквей. Украина – это страна, отправляющая наибольшее количество миссионеров в страны бывшего советского союза. И я понимаю, что цель сатаны – остановить эту работу.

Но в то же время я верю, что делается огромная работа, чтобы сиять, поднимать знамя Иисуса Христа. Церковь стала единственной, чем была раньше, и это ключевое для служения людям.

Мы хотим, чтобы все закончилось, потому что мы никогда не привыкнем к ужасным смертям и разрушениям. Мы хотим, чтобы прекратились страдания, мы хотим, чтобы Россия отступила и прекратила эту безумную ситуацию. Но в то же время мы понимаем, что это не остановит ни нашу миссию, ни нашу церковь. Это то, что поняла церковь в Украине.

Мы бы хотели, чтобы мирное соглашение прекратило пожар, но это не остановит работу церкви. Я горжусь тем, как церковь ответила на этот вызов и не только в Украине, но и по всей Европе.

Я думаю, что это оживило церковь. Бог делает что-то прекрасное. Повсюду разрушение, но Бог строит нечто прекрасное.

Как мы можем помочь вашему служению и христианам в Украине?
Прежде всего, молиться. Это самый простой ответ, который мы даем, но я всегда удивляюсь, как Бог творит столько чудес в ответ на молитвы людей.

Мы должны молиться, чтобы война закончилась, чтобы церковь могла больше светить, прославляя Христа. Молиться, чтобы Бог дал сил пасторам и тем, кто много работает. Это то, что мы должны делать непрестанно. Нам тоже нужно молиться.

Есть много практической помощи, которую можно оказать. Я бы рекомендовал пойти к местным пасторам, к пастве, чтобы увидеть, как они помогают практически, потому что я знаю много церквей, которые прилагают к этому усилия.

Вся работа, которую мы делаем как миссия, осуществляется через пожертвования, я бы сказал, помогайте в ваших поместных церквях, потому что это лучший способ помочь Украине.

Источник: evangelicalfocus.com

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Анатолий Якобчук

Основатель и редактор Всеукраинской христианской газеты "Слово о Слове". Женат, вместе с женой Еленой воспитывает 3 детей. Член Ассоциации журналистов, издателей и вещателей, "Новомедиа".

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button