Стоит задуматься

Как найти мир в душе в условиях войны?

Как найти мир в душе в условиях войны? Как его удержать? При этом, — откровенно признаюсь, — я не хочу слушать проповедников, которые ни разу не спускались в бомбоубежище, ни разу не хоронили своих друзей, погибших на войне, ни разу не слышали звуков выстрелов и взрывов… которые не искали мир в душе в условиях войны…
Как сохранить веру в душе в условиях войны? Как ее удержать? Является ли верой то, что живет в душе без моральных потрясений, когда война и ее последствия — это нечто далекое от меня, моей церкви, моей духовности?

Не хочу слушать откровения тех, кто в поисках мира в душе ушел от реальности… и при этом учит других о сущности Божьего мира и покоя в душе… о сущности веры и доверия Богу, сидя утром за чашкой кофе, читая богодухновенно Библию, и не испытывая страданий и переживаний за тех, кто живет в условиях войны…

Я не хочу искать уединенное место, чтобы там кричать: «Боже, откройся мне! Яви мне Свою славу!» Я хочу видеть Бога здесь, в условиях войны, среди боли, страданий, смерти, потерь… Я не Христос… я человек, смертный, сломанный, ограниченный, далеко и глубоко бездуховный… Я вижу Бога, но в слезах матери, похоронившей своих детей под развалинами… в крике ребенка со сломанной психикой: «мама, я тебя убью!» … в крике и матерщине (простите, духовные) отца, потерявшего свою семью в результате обстрела…
Духовные книжки и проповеди требуют духовных героев. Но их нет. Есть сломанные, страдающие люди. Есть страдающий Бог. Но есть и духовные святые, желающие почистить и чистящие реальность, чтобы она соответствовала святости высокого накала, святости книжников… а не святости пророков, спорящих с Богом… Книжники ищут Бога в богословских системах… Пророки ищут Его в жизни, в страдании, в смерти, в схождении в Ад…

Если ты ищешь Бога в войне, ты — персона нон-грата для кафедры. Тебя не видят. Тебя не замечают. Ты — неудобен. Тебя не могут идентифицировать в церковной или богословской системе… Если твое сердце пульсирует Богом — ты неудобен. Ибо твое сердце должно пульсировать богословием, комфортным для богословски культуро-образующего большинства…

Нравстсвенные сумерки — один из самых вопиющих вызовов для современных верующих, особенно в России, желающих благополучия Путину… особенно в эмиграции, требующих простить без прошения о прощении… Да, прежде всего, в России. А затем, в эмигрантских славянских кругах в эмиграции… Нравственные сумерки… их причина состоит в том, что боговедение «духовные люди» пытаются обрести, молча или принуждая к молчанию, чтобы не принимать морального вызова в своей жизни… это боговедение избегает духовного обнищания — «блаженны нищие духом», — потому что христианское сообщество на земле никогда (!) не простит и не забудет духовного обнищания, которое настолько же ценно для Бога…
В нравственных сумерках христианского сообщества честные отношения и вопросы к Богу лучше держать при себе, потому что отношения с религиозным сообществом имеют высшую ценность, нежели честность («честноцыд») с Богом…

Слишком сильно мы сегодня слышим правильное учение книжников, богословие которых не корректируют взрывы над головой… и слишком подавляются книжниками голоса пророков из условий войны… Здесь и сейчас, в войне, книжник с правильным учением всегда будет победителем — и кафедры, и христианского сообщества… Но пророка оценят исключительно после его смерти… как правило, смерти насильственной… И книжники же потом установят памятник и будут рассказывать, как правильно читать память пророка…

Перемен требуют наши сердца (голосом Виктора Цоя)… Перемен требует наше понимание мира с Богом… нашей веры… наше понимание того, что такое обнищать духом ради обретения блаженства в отношениях с Ним… с Ним, в руинах, в смерти, в аде, в войне… в бегстве… в потерях… в сломанности… в отверженности религиозным сообществом… в отверженности российскими баптистами и пятидесятниками, в целом помогающими «правильным беженцам» (за редким исключением»)…

Цена выхода из нравственных сумерков — это цена пророческая… миссиональная… цена Гефсиманского сада… креста… схождения в Ад… и цена Воскресения нищего духом к жизни отверженного, но принятого, потерявшего, но обретшего, сломанного, но исцеленного…

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Тарас Дятлык

Поисковик кафедры культурологии НПУ имени М.П. Драгоманова, председатель правления ОО "Евангельская аккредитационная теологическая ассоциация", член Международного совета по евангельскому богословскому образованию (в рамках Всемирного евангельского альянса), член Наблюдательного совета ассоциации "Богословы без границ", региональный директор United World Mission (Overseas Council) Центральная Азия в области развития богословских образовательных систем. Выпускник Донецкого христианского университета и Evangelische Theologische Faculteit (Лувен, Бельгия) по специализации богословия Нового Завета.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Дивіться також
Close
Back to top button