война

Пострадавший город Буча: свидетельства очевидцев

Корреспондент NEWSru.co.il Алла Гаврилова поговорила с жителями освобожденного украинской армией от российских оккупантов города Буча Киевской области.
Источник: newsru.co.il

Андрей Бородай вместе с супругой и 13-летним сыном живут в Буче на улице Тарасовской. 24 февраля, как только над Бучей стали летать в сторону Гостомеля первые российские снаряды, Андрей вместе с женой и сыном скрылись в погребе в гараже, в 50 метрах от их дома.

В этом гараже семья и провела последние полтора месяца, пока Бучу не освободили украинские войска.

Бородай рассказывает, что после того как Буча была оккупирована, он регулярно вылезал из подвала, чтобы передавать ВСУ координаты позиций российских военных. По словам Андрея, связаться с командованием украинских войск помог ему отец, бывший афганец. Телефон Бородаю некоторое время удавалось заряжать в машине. Мужчина рассказывает, что был такой не один.

«Орки не могли понять, как по ним так точно избивают, и ловили местных мужиков. Устроили на втором этаже дома, метрах в 50 от нашего, допросную. Мужчин просто ловили на улице. Кто-то соглашался на них работать, а кого-то расстреливали. Я видел, как их выносили», – рассказывает Андрей.

По словам мужчины, российские военные приказали всем местным носить белые повязки, чтобы распознавать мирных жителей. Андрей повязку не носил и говорит, что людей с повязками все равно ловили. Бородай говорит, что его несколько раз пытались на улице подстрелить, но «или мазила был, или просто убить не хотел».

Он говорит, что трупы на улицах лежали почти с самого начала боев. Своих россияне сбрасывали в сточные канавы, но не всегда. И русская армия на своих танках и БТР ездила по всем, не разбирая: «Представьте, они по трупам своих солдат на танках ездили. А награбленное вывозить не забывали».

Сам Андрей, по его словам, похоронил на футбольном поле десять человек. Среди них были люди, убитые снайперами, погибшими от сгоревших в машинах обломков. И пожилая мать его близкого друга.

«Я не знаю точно, от чего она скончалась. Но у нее диабет был, а лекарства не было. Гуманитарку в город не пропускали. А волонтеров, которые пытались в город что-нибудь привозить, просто расстреливали. В начале у нас совсем было тяжело с продуктами, а связь еще была, по «вайберу», и мы попросили картофеля. Нам сказали, куда подойти, и там был один мальчик, который помог нам. А через несколько недель я увидел в машине расстрелянных волонтеров, которые лекарства везли, и его среди них».

Когда кончались продукты, Бородай шел «на промысел».

«Орки поставили лагерь прямо у здания школы моего сына. Я как-то пробрался туда, а там никого не было. Даже охрану не оставили. Я вынес оттуда продукты, свечи и даже боеприпасы прихватил».

Андрей рассказывает, что стреляли иногда просто так. Однажды, когда они с женой во дворе готовили на костре еду, мимо них просвистело несколько шаров, разбив окно гаража. Стрелял снайпер с находящегося неподалеку завода по производству стекловолокна, отметил Бородай.

Людмила Бородай говорит, что все эти полтора месяца не отходила от гаража, где они скрывались с семьей. Выходила только для того, чтобы приготовить что-нибудь на костре. А когда город осовободили, пошла в район магазинов и «Континента» – жилого комплекса из четырех высотных домов. Рассказывая об увиденном, Людмила все время плачет.

«Все разломано, все в обломках, магазины разворованы, – рассказывает Людмила. – Машины стоят разворованные. Они ходили сливали бензин для генераторов. Жители «Континента» говорят, что комплекс заняли русские и держали их в подвалах, не выпуская. Ходили по квартирам и забирали все, что увидят. Золото, деньги, паспорта, технику, телевизоры, даже миксеры выносили. Из подвала выносили трупы мужчин со связанными руками и ногами».

65-летняя Галина Васильевна Фетисова рассказывает, что трупы они с соседями возили хоронить на коляске.

«Кого хоронили? Ну, они с местными жителями воевали. Вот сосед вышел с собакой погулять, и его снайпер застрелил, к примеру. Женю Петрова, волонтер, который лекарство вез, прямо в машине убили. В каждом доме кого-нибудь убили. Но людей просто за телефоны убивали. Хочется их на кусочки рвать. И сказать по-русски – смотрите, что сделали ваши сыновья, братья, мужчины», – отмечает Галина Васильевна.

По словам Фетисовой, россияне и кадыровцы ездили на БТР с разными опознавательными знаками. У россиян была нарисована буква V, а у чеченцев – Z.

«Они когда по квартирам ходили, переговаривались: «Вот говорили, что они здесь плохо живут, а смотри какая у них техника». А у нас уже ни газа, ни света, ни воды ничего не было. Если бы мы так друг другу не помогали, не выжили бы».

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Евгений Коновальчук

Новостной редактор Всеукраинской христианской газеты «Слово о Слове». Студент Запорожской Библейской Семинарии. Руководитель медиасферы Запорожской Библейской Семинарии. Учился в Запорожском национальном университете на факультете "Журналистика", специальность "Издательское дело и редактирование".

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button