Блог Максима Нестеренка

Хватит слушать друзей Иова!

Вооруженная агрессия россии против Украины длится уже полтора месяца. Христиане в обеих странах, так или иначе, вынуждены давать оценку этой войне. На днях я увидел в сети так называемое «Обращение к христианам Украины», которое записал некий Максим Агафонов из Астрахани.

Около трехсот тысяч просмотров, тысячи лайков, сотни одобрительных отзывов и комментариев в стиле «Аминь!». Причем, как со стороны россиян, так и со стороны украинцев. Что касается меня, то у меня это «Обращение» вызывает нескрываемое отвращение. Причем сразу как к превосходству россиян, которые считают возможным поучать украинцев даже сейчас, так и к украинцам, даже после прямого русского нападения бегут хвалить «мудрое слово» от «старшего брата».

Книга Иова описывает нам историю человека, постигшего бедствие. Иов, потерявший свое имущество, своих детей и свое здоровье, пытался понять, почему Бог это допустил. И тут к Иову пришли его друзья и под видом моральной поддержки начали его обвинять. Заявляли, что Иов сам виноват в своей беде. Призвали Иова поискать в себе грехи, за которые Бог навел на него наказание. В конце концов Иов не выдержал и с жаром сказал своим друзьям: «Слышал я такого много, бесполезны утешители все вы!» (Иов 16:2).

Именно в роли такого «бесполезного утешителя» (в русском переводе «жалкого утешителя») выступает вышеупомянутый Максим Агафонов. И поскольку, как я заметил, такие взгляды типичны среди российских протестантов, было бы хорошо разобрать это «Обращение». Поначалу я хотел разобрать его в формате призыва к русским христианам. Чтобы они наконец прекратили навлекать на себя гнев Божий и возводить пустые клеветы на своих братьев. Но после диалога с одним известным русским «богословом» я понял, что апелляции к россиянам – бессмысленны.

Поэтому я обращаюсь не к русским, а именно к украинским христианам. Будем как Иов и ждем от Бога ответа на наши вопросы! Не будем обращать внимания на диванных «сердцевидцев», которые уже нашли в Украине связь между войной с одной стороны и гей-парадами и абортами с другой. Прекратим извиняться перед русскими церквями за нашу власть, говорить об уважении простых россиян и признаваться в любви к ним тогда, когда они предпочитают не замечать нашу трагедию и не называют конкретных ее виновников.

И главное: прекратим разделять русскую власть и русский народ. Хватит лелеять наивные иллюзии, что невинный русский народ введен в заблуждение своими плохими руководителями. Хватит распинаться, что мы «любим россиян и презираем преступления Путина». Это не наше дело – отделять российского президента от обычных людей. Это обязанность россиян – отмежеваться от того зла, которое совершает их власть. Если они этого не делают – значит они это зло поддерживают.

Взглянем на 15-минутное «Обращение» Максима Агафонова. Ограничивается ли он, как россиянин, от руководства российского государства? Нет! Осуждает ли он действия российского государства в Украине? Тоже нет! Признает ли он, что конкретные люди, занимающие руководящие должности в его государстве, совершили зло? Тоже нет! Зато он начинает свое «Обращение» абстрактной цитатой о «войнах и военных слухах» (Матф. 24:6). Иными словами, давайте говорить о том, что кровь Авеля пролита, но ни слова о том, что эта кровь потекла в результате удара Каина.

В самрм начале Максим Агафонов говорит: «Я не могу вас чему-то учить». Но все его «Обращение» проникнуто духом пренебрежительного менторства. Это не слово поддержки или развлечения. Это оторванное от жизни, бессмысленное поучение, к которому порой прилагаются скрытые обвинения и попытки вызвать жалость к самому себе.

Один из ключевых месседжей Максима Агафонова к украинским христианам: «Сейчас настало ваше время светить». Эту фразу он повторяет многократно. Хочет запечатлеть ее в наше сознание. Максим говорит, что у нас, украинских христиан, два варианта: (1) или свет Христа может засиять у нас как никогда раньше; (2) или мы можем ожесточиться. Что это? Призыв терпеть? Умирать молча, чтобы не тревожить российских братьев своим «ожесточением» и не создавать им проблем с российскими властями?

Максим призывает нас рассматривать нынешние страдания украинского народа как хорошую почву для евангелизации. Может, это и так. Но не ему об этом говорить. Также не ему призывать нас «быть светом». И не ему учить нас смирению. Единственное, с чем Максим, как представитель государства-агрессора, мог бы к нам обратиться – это извиниться за грехи своей власти и своего народа. И заверить, что лично он осуждает нападение России на Украину. Что он стоит за русских в молитвенной бреши и просит Бога простить грехи тем, кто «не знает, что делает».

Ничего этого в «Обращении» Максима нет. Образно говоря, Максим рассказывает Христу, как Ему важно быть распятым на кресте, но не вспоминает ни слова о распявших Его фарисеях. Не признает их вины и не просит Бога о прощении для них. Христос у Максима, так сказать, Сам распялся.

Еще один странный пассаж: «Ни один ученик Христа никогда бы не одобрил войну. Никогда бы он не взял оружие. А если бы и взял, как Петр, то Иисус сразу попросил бы его опустить». Кого Максим видит в роли Петра, который должен опустить оружие? Как известно, Петр отрубил ухо Малху, выставляя себя защитником. Иисус же говорит, что Петр был агрессором (Ин. 18:10-11). Агрессор позиционирует себя как защитник. Это вам ничего не напоминает в сегодняшней войне?

Далее – уже откровенная манипуляция: «Мы тоже будем проходить тяжелые времена. Но сейчас ваше время. Нам (очевидно, здесь Максим подразумевает «нам с вами», то есть украинским и русским христианам вместе – прим. авт) многое открыто и нам достаточно придется пострадать». К чему ведет Максим? Украинские братья, не делайте из себя жертву! Мы тоже жертва, и мы тоже будем страдать! Этой манипуляцией Максим пробует поставить знак равенства меж Каином и Авелем. Таким образом, он избегает того, чтобы прямо сказать, кто же на кого напал в нынешней войне. Любимая фраза русских христиан «не все так однозначно».

Ну, а то, что звучит дальше, вызывает ни что иное, как отвращение: «Мы все принадлежим одной Государству! Слышите? Хватит разделений в Церкви Бога на земле! Мы граждане одного Царства». Конечно, формально под «единым Царством» Максим понимает Царство Небесное, а не СССР. Но при чем здесь упоминание о разделении Церкви? Неужели Максим хочет нам сказать, что призывы украинских христиан к русским братьям, чтобы те назвали черное черным, а белое белым – разделяют Церковь? Это очень напоминает заявления российских политиков, которые считают сторонников украинской независимости «сепаратистами», которые хотят оторвать «малороссию» от «единой и неделимой России». Неужели это логика «если мы граждане одного Царя на небе, почему бы нам не жить в одной стране здесь, на земле?». И столицей этой страны, конечно, должна быть Москва. А как иначе?

Максим лихо транслирует один из типичных советских и постсоветских протестантских нарративов о «гражданах неба». По-видимому, он уверенно относит себя к так называемым «аполитическим» христианам. Хотя на самом деле его заявления – глубоко политические и эхо советской пропаганды, которая боролась против «местечкового буржуазного национализма». Что касается Библии, то апостол Павел, говоря о Царстве Божьем, вместе с тем конкретно заявил: Бог сотворил всех людей от одной крови, для проживания по всему лицу земли, но в то же время Он «назначил очерченные времена и границы за жительство» (Деян. 17:26 ).

Бог дал каждому народу свой ареал расселения. Бог дал каждому народу землю для обитания. В современном мире она обозначена международно признанными государственными границами. Тот, кто нарушает границу своего ближнего (то ли на уровне отдельного домохозяйства, то ли на уровне страны в целом) – проклят: «Не сдвинешь границы своего ближнего, которую разграничили предки в уделе твоем… Проклят, кто передвигает границу своего ближнего!» (Втор. Зак. 19:14; 27:17). Максиму эти тексты Священных Писаний, очевидно, неизвестны. Или он относит их только к «старому» завещанию. Хотя апостол ведет ту же идею и в евангельские времена.

Максим призывает нас любить врагов и не бояться, что они убьют нас. Что же, вероятно, его понимание евангельского призыва «не противиться злому» (Матф. 5:39) основывается не на Евангелии, а на учении Льва Толстого или философов-стоиков. Апостолы Христа прямо и конкретно говорили о том зле, которое совершили над их Учителем книжники и фарисеи. А сюжет из книги Откровение откровенно говорит нам, что отвращение ко злу и жажду справедливого наказания для преступников – вполне нормальные христианские черты: «Пока, святой и праведный владыка, не судишь и не мстишь за нашу кровь живущим на земле ?» (Откр. 6:10).

Царь Соломон сказал: «Страх Господа бедствие ненавидит; (Притч. 8:13). Пусть эти слова всегда помнят, те, кто являются, по точному выражению Игоря Туника, «плюшевыми христианами». Те, кто считает, что во время войны христиане должны просто молиться, всех любить и никого не осуждать. Максим спрашивает: «Что бы сделал Иисус на вашем месте?». Отвечаем: Иисус, видя зло, прямо называл его злом. Да, Его Царство не от мира сего. Тем не менее, Он давал конкретные оценки происходившим в этом мире событиям, называя зло злом. И называл конкретных исполнителей этого зла, употребляя известные все нам евангельские эпитеты, такие как «лицемеры», «крашеные гробы», «змеиные породы» и т.д.

Максим призывает нас смотреть на этот мир глазами Бога. И при этом цитирует слова апостола Павла: «Не мстите сами, возлюбленные, но дайте место гневу Божию, потому что написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим. 12:19). Он, очевидно, забыл, что Христос учит нас: «Не судите по виду, но судите справедливым судом» (Ин. 7:24). Христос учит нас давать оценку любым событиям исходя из Его критериев добра и зла.

А Максим как раз и «судит по лицу», поверхностно, опираясь на свои субъективные впечатления. Он отождествляет любую конкретную оценку с осуждением, а размытое «не все так однозначно» у него называется «смотреть на свет очами Бога». В его версии «глаза Бога» не видели, кто начал российско-украинскую войну, поэтому мы должны молчать по этому вопросу. То есть Максим, сам того не понимая, фактически изображает нам деистического бога, безразличного к этому миру и занятого самим собой. Такой бог, конечно, не имеет с Богом Библии ничего общего.

Дальше Максим пытается вызвать сочувствие к себе: «Для кого-то родится в России – уже скорбь. Уже с 2014 года наши цены так выросли, что я не знаю, на какие деньги купить еды и памперсы ребенку. Вся моя зарплата с работы уходит на плату за квартиру, коммуналку и бензин». Братья из Украины, не говорите мне, что вам сожгли дом или убили вашего ребенка. Мы здесь тоже страдаем. Нам перестали платить пособие на детей и плохо идет монетизация на ютуб-канале! Мне придется искать вторую работу, уехать в другую страну не сможем. Потому что на нас ввели санкции. И опять же, ни слова о том, ЗА ЧТО, за какие именно (и чьи именно) действия были введены санкции. Санкции ввелись сами по себе. Просто так. Как стихийное бедствие.

Это не случайность. Когда русским христианам говорят о страданиях их украинских братьев в результате российской агрессии, они вместо того, чтобы признать свою соответственность за это, начинают говорить о собственных «страданиях». Да, вам сломали обе ноги, но ведь и я прищемил себе палец! Давайте не будем об этом говорить. Это все там политики щипаются, попробуй пойми, кто из них прав. А мы – вне политики. Только пожалейте, что мы питаемся макаронами и сосисками. Не можем купить себе фуа-игра с марципаном. А то, что наша армия у вас мирных жителей убивает – это фейк. Поменьше смотрите телевизор!

А вот фраза, от которой я чуть не хохотал (правда, сквозь слезы): «Я не видел ни одного пастора, ни одного блоггера из Украины, который бы призывал молиться за врагов, за спасение и прощение всех грехов президента россии».

Ну, во-первых, о каких грехах здесь идет речь? За все 15 минут «Обращения» Максим не назвал ни одного греха (и тем более преступления) российского президента. Когда Дитрих Бонхоффер признавал Гитлера грешником и преступником, он молился о поражении Германии во Второй мировой войне. Не просто «за мир во всем мире» и «за прощение грехов», но и за то, чтобы немцы выкупили позором те страдания, которые они принесли другим народам в результате агрессивной политики гитлеровского режима. Максим Агафонов этого, конечно, не сделает. Зачем тогда вообще говорить о грехах Путина?

А во-вторых, почему Максим призывает именно христиан Украины молиться за грехи Путина? Возможно, сначала есть смысл обратиться с таким призывом к христианам россии? Считают ли русские христиане Путина безгрешным? А может, страх перед популярностью Путина в россии не позволяет Максиму Агафонову делать такие призывы на внутреннюю аудиторию? Хотя за грехи правителя молиться должен, прежде всего, именно его народ, а не другие народы.

Откровенно скажу: я не считаю нужным молиться за Путина. Я убежден, что он уже давно совершил грех до смерти – тот грех, о котором апостол Иоанн приказывает не молиться (1 Ин. 5:16). А если Максим хочет поучить нас смирению перед испытаниями, пусть он начнет с себя: прекратит вставлять в свое обращение к украинским братьям эти жалкие жалобы на высокие цены и несбалансированное питание в результате санкций, взявшихся «неизвестно откуда». Это все мизерная плата за общую ответственность каждого россиянина по агрессивной политике его государства. И Максим, как смиренный христианин, не должен даже говорить об этом вслух.

Почему мизерная? Потому что это только начало. Настоящая плата – это налоги, которые должен платить каждый россиянин для покрытия ущерба и выплаты репараций. И их будут платить все. В том числе, те, кто не поддерживал политику Путина. Меня совершенно не интересуют трудности рядовых россиян (в том числе русских христиан), вызванные войной против Украины. Если Максим считает, что мы должны молча терпеть войну, то пусть россияне молча терпят санкции. Я им ничуть не сочувствую. Пусть сами учатся христианскому смирению, прежде чем учить этому нас. Возможно, это, наконец, даст русским христианам понять, какая связь между «крымнашем» и невозможностью купить ребенку памперсы.

Не совсем понятна вставка в отношении христиан-африканцев. Либо Максим делает вид, либо он искренне не понимает причину кризиса в украино-российских церковных отношениях. Эта причина не в цвете кожи и не в разных взглядах на политику. Это мировоззренческий кризис, поскольку украинские христиане воспринимают себя как часть украинского гражданского общества, а российские как винтики российского государства. И этот кризис уходит еще во времена Оранжевой революции 2004 года, после которого российские христиане обвиняли своих украинских братьев. Мол, вы пошли на Майдан и поэтому российские власти начали нас проверять, подозревая, что и мы сделаем Майдан в россии.

Максим правильно говорит, что хорошие и плохие люди есть у каждой нации. Но, наверное, мы с ним по-разному определяем, кто хорош, а кто нет. Для меня хороший русский христианин – это Юрий Кириллович Сипко, бывший руководитель русских баптистов. Этот человек с первого же дня войны осудил действия россии, извинился перед украинцами и сейчас всеми своими действиями признает свою долю вины. А вот Максима Агафонова я хорошим русским христианином назвать не могу. И дело не в его крови или этническом происхождении. Дело в его лукавстве. В нежелании брать на себя ответственность. В попытках скрыть истинные причины происходящего.

Хороший христианин не отречется от своих братьев из-за страха перед властью. И о событиях в соседней стране он узнает от них, а не включив телевизор. И если Максим говорит: «Хватит разделений!», то пусть скажет это Игорю Колгареву, уже пославшему Александра Турчинова в ад. Пусть скажет это российским христианам, которые демонстративно осуждали участие своих украинских братьев в Майдане. Отмежевывались от них, чтобы российские власти не заподозрили их в подготовке такого же Майдана. Которые сейчас игнорируют убийства своих братьев в Украине, чтобы не вызвать гнев со стороны властей. Вот они и есть настоящие творцы разделений. Они ставят свои отношения с земной властью выше отношений внутри Тела Христова. Как бы громко они при этом ни кричали о своей «аполитичности».

Максим говорит о законе, написанном в сердцах (2 Кор. 3:3). Но я не вижу этого закона на скрижалях его сердца. Иначе бы он смог по крайней мере выжать из себя сочувствие христианам, которые уже погибли в Украине. В то же время он говорит о том, что мы живем какими-то абстрактными «законами неба». Они отвлечены потому, что позволяют Максиму не называть конкретное зло и виновников этого зла. Они позволяют ему громче петь псалмы к небу, чтобы не слышать вопль и плач убитых русской армией здесь, на земле.

Максим правильно говорит, что война показывает нам, кто есть кто. Она показала. Российский протестантизм взвешен на весах и оказался очень лёгким. Пустые лозунги и красивая фразеология, не подкрепленная реальными действиями. Мы, безусловно, знаем, что любящим Бога и призванным Его постановлением все помогает к добру (Рим. 8:28). Но что такое «хорошо» в украино-российских церковных отношениях? Только укрепиться в единстве с настоящими братьями? Или обнаружить лжепророков, приходящих к нам в овечьей одежде, а внутри хищные волки (Матф. 7:15)? Некоторых «волков» российского протестантизма мы уже знаем поименно… Жаль…

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Максим Нестеренко

Христианский писатель. Автор книги "Институционное пленение Церкви". Магистр бухгалтерского учета и аудита. Налоговый эксперт компании "Factor.Media". Автор более 900 профессиональных публикаций по вопросам бухгалтерского учета и налогообложения.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button