Без категорииСтоит задуматься

В страхе со Христом

Похоже, я плохая христианка.

Я боюсь.

Каждый уважающий себя христианин успел выставить в социальных сетях пост, и не один, удостоверяющий свою твёрдую веру в период пандемии. Ленты забиты 90 Псалмом Давида и другими отрывками из Библии в поддержку того, что бояться коронавируса – себя не уважать.

А я боюсь.

Первые недели после вспышки коронавируса я хотя думала и переживала о сотнях и тысячах жертвах, но, признаться, не особо; Китай и Италия на глобусе находятся далеко от Америки. Но ситуация изменилась быстро. Перелетев океан, вирус распылился по США. Первые жертвы на американском континенте оказались в часе езды от моего дома. В штате Вашингтон объявили чрезвычайное положение. Я не очень понимала, что это значит для меня лично, но поехала по магазинам, купила немного продуктов, дезинфицирующие средства, жаропонижающие – только не говорите мне, что они не помогают при коронавирусе, я знаю. Ну, и наконец, ставшую притчей во языцех туалетную бумагу – целых две упаковки.

Потом объявили о первых заражённых в Такоме; начали закрывать школы. Разговоры об этом, конечно, шли и на работе, и в церкви, но меня близко не касалось. А вот когда объявили о карантине и закрытии всех школ на месяц, вот тогда я испытала приступ сильнейшей тревоги.

Да, я боюсь.

Не боюсь, что я заболею и умру. Не боюсь даже того, что если муж останется без работы, нам нечем будет платить за жильё. Нет, всё это мелочи. Я боюсь боли. Боюсь, что мои сыновья могут потерять работу и не смогут в полной мере позаботиться о своих семьях. Боюсь, чтобы не заболели мои сладкие внуки. Боюсь, чтобы невестки не подхватили вирус, особенно младшая, на шестом месяце беременности.

Я боюсь.

Боюсь, так как не знаю, сколько времени продлится эта давящая неопределённость. Я боюсь, что медицинские работники, находящиеся сейчас на передовой по борьбе с вирусом, останутся без сил. Я боюсь, что не всем заболевшим хватит лекарств. Я боюсь идти на приём к врачам со своими давними и насущными проблемами, потому что им сейчас не до меня. Боюсь, что человеческая глупость перевесит здравый смысл и вместо того, чтобы следовать советам специалистов, христиане поддадутся сплетням и советам бабы Нюси или блогерши Фроси из Задворска.

Да, я боюсь.

Читаю многочисленные посты и высказывания тех, кто называет себя христианами и вижу, что по сравнению с ними, я не то, что слаба и маловерна, я вообще, та ещё христианка, и недостойна плестись даже в конце хвоста гордого шествия уверенных и твёрдых духом. Вы говорите, что не испытываете страха перед будущим. Вы говорите, что настолько доверяете Богу, что вас ничего не беспокоит. Что ж, похоже, у вас вера сильнее, чем у меня. Но я боюсь, что вы, в разной степени, лицемерите. Потому что если человек не испытывает хоть какой-то страх, то любой врач скажет, что с ним не всё в порядке.

Да, скорее всего, вы подумаете, что я плохая христианка, потому что я считаю, что бесперерывная цитация 90 Псалма не спасёт от вируса. И кровь Христа не защищает от заболевания лёгких, потому что Христос пролил кровь совершенно для другой цели. И вера ваша не настолько сильна, как вы о себе говорите, иначе вы бы никогда не плакали. А раз вы продолжаете испытывать болезни и страдания, значит с верой вашей что-то не так.

Да, я боюсь.

Вирус касается и глубого верующих людей. Христос сказал, что пока мы в мире, мы будем иметь скорбь; у каждого она разной степени тяжести, но никто из живущих не избежит её. Да, Он обещал вытереть наши слёзы, но не на разбитой грехом земле, а там, где уже никогда не будет ни смерти, ни плача, ни болезней.

Я знаю, что должна жить верой, а не тем, что вижу вокруг, хорошее или плохое. Я должна, но не всегда у меня получается. И даже та вера, которая есть, иногда меня подводит, поэтому я плачу: «Господи, помоги моему неверию.»

Я знаю, что надежда не в сильных лидерах, не в провозглашении Бога властелином (Он и есть Властелин) не в лекарствах и не в моём страхе или бесстрашии. Надежда в праведном Боге, в том, что Он оправдывает верящих Иисусу. Поэтому у меня хватает сил смеяться, рассматривая сатирические картинки или ролики о глупости людей, попадающих под последствия паники. Поэтому я смеюсь над собой, признавая бессмысленность и разрушительную силу страха и молюсь словами из фильма «Ширли-мырли»: «Прости меня, Боже, дуру грешную!» Нет, я не падаю картинно на колени, как героиня Инны Чуриковой, просто знаю, что бояться не должна, но страх, то и дело, настигает меня, поэтому и прошу прощения у Господа.

Я боюсь, но я не просто трусиха, которая является ещё и христианкой. Я христианка, которая иногда испытывает чувство страха и паники. Меня на плаву в этом мире держит не моя вера, а Иисус, в которого я верю. Не я, слабая и боязливая, держусь его, а Он, сильный и милующий, держит меня.

Мои пальцы на протяжении жизни уже столько раз разжимались от страха, холода, недоверия, самоуверенности, что если бы не Его благодать, я бы давно потерялась в лабиринтах греха и мира. Но поскольку я всё ещё продолжаю оставаться с Ним, то обещание, что никто и ничто в этом мире, включая страх, не сможет разлучить меня со Христом, остаются для меня ярким путеводным светом в беспросветном мраке.

Я боюсь.

Но я не живу страхом, я живу Христом, Он — жизнь моя.

Источник: natalyagurmeza.com

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Анатолий Якобчук

Основатель и редактор Всеукраинской христианской газеты "Слово о Слове". Женат, вместе с женой Еленой воспитывает 3 детей. Член Ассоциации журналистов, издателей и вещателей, "Новомедиа".

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Дивіться також
Close
Back to top button