Блог Сергея Головина

Куда стучит Иисус?

Один миссионер, несший служение в народе Занаки на берегах озера Виктория (Восточная Африка), был очень воодушевлен тем, как слушатели воспринимали его рассказы. Туземцы казались весьма открытыми для его вести и были близки к тому, чтобы принять Христа всем племенем (что, в общем-то, нередко случается среди народов с общинным укладом жизни).

Желая как можно более торжественно обустроить это событие, миссионер предложил организовать праздник и пригласить в качестве почетного гостя своего учителя – известного в его стране благовестника, проповеди которого неизменно собирали множество слушателей.

Праздник удался на славу, а оратор, чье выступление должно было стать кульминацией торжества, просто превзошел сам себя! Миссионер не мог сдержать слез, слушая его пламенную речь о Божьей любви и Христовой жертве. Он возносил Господу хвалу, с восторгом предвкушая всеобщий отклик на традиционный призыв к покаянию в конце проповеди. Когда же смолкли последние слова проповедника, воцарилось гнетущее молчание. Слушатели стали один за другим расходиться, и любые дальнейшие попытки рассказать кому-либо о Христе заканчивались провалом. По отношению к миссионеру образовалась атмосфера недоверия и подозрительности.

На поверку оказалось, что причиной такой перемены стала из раза в раз повторявшаяся ключевая фраза проповеди: «Иисус стучит в двери твоего сердца». Это был избитый штамп, характерный для церковной среды, из которой прибыл проповедник. Сентенция эта настолько там примелькалась, что мало кто уже задумывался: действительно ли она – библейская? Беда же заключалась в том, что в культуре Занаки в двери стучат лишь разбойники и грабители. Пришедшие с миром, зовут хозяев голосом, стоя у двери.

Обиднее всего было то, что на самом деле фраза «Се, стою у двери и стучу» (Откровение 3:20) не имеет никакого отношения ни к благовестию, ни к сердцу или какому-либо иному органу человеческого тела. Речь в ней – о Лаодикийской церкви, которой так комфортно, что Господь остался за дверью. Но даже в этом исходном контексте, если принимать во внимание особенности местной культуры, буквальный перевод «стою у двери и стучу» неприемлем. Буквально переданная форма оригинального текста несла бы совершенно иное содержание: Христос пришел вас ограбить.

Задача благовестника – донести до слушателя смысл Писания, а не передать его форму. Культурно контекстуализированный перевод этой фразы должен был бы звучать иначе: «Вот, Я стою у двери и зову. Кто услышит Мой голос и откроет дверь, к тому Я войду и буду ужинать с ним, а он – со Мной». Такая версия вполне соответствовала бы и контексту слушателей, и более широкому контексту Писания, указывающего на Иисуса как на истинного пастыря, зовущего своих овец по имени (От Иоанна 10:3).

Культурный контекст миссионера ни в коем случае не должен вклиниваться между контекстом Писания и контекстом слушателя. А для этого необходимо правильное понимание всех трех контекстов – и Писания, и слушателя, и самого миссионера.

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Підтримайте наших журналістів, пожертвуйте прямо зараз! Це дуже потрібний і гучний голос на підтримку якісної християнської журналістики в Україні. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Сергій Головін

Доктор філософії (Ph.D), доктор прикладного богослів'я (D.Min), магістр гуманітраних наук МА, релігієзнавство,, магістр природознавства (фізика землі), магістр педагогіки (фізика). Президент Християнського Науково-аполегетичного Центру.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Дорогий читачу, дякуємо, що ви з нами

Запрошуємо стати частиною спільного майбутнього та приєднатися до друзів «Слово про Слово» — тих, кому не байдуже, чим наповнюється український інформаційний простір. Тих, хто дивиться на світ з християнської позиції. Підтримати проєкт

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!