Актуальное

Евангелие против «русского мира»

Уже ни для кого не секрет, что за злостью русской Федерации и путинским правлением стоит идеология «русского мира».

Эту идеологическую основу Владимир Путин прямым текстом изложил в проекте президентского указа, отметив приоритеты «традиционных русских духовно-нравственных ценностей», которые призвана защищать Российская Федерация (и которыми в определенных пределах россияне оправдывают свои агрессивные действия). Идеологическую составляющую этой войны невозможно игнорировать и после проповеди Патриарха Кирилла (Гундяева) в Неделю сыропустую (Прощенное воскресенье) 6 марта 2022 года в храме Христа Спасителя (Москва), где он прямым текстом описал идеологию русского вторжения. Все это, а еще тексты Александра Дугина, сформировали определенную квазихристианскую шовинистическую идеологию, которая, прикрываясь борьбой за консервативные христианские ценности, создавала фундамент для человеконенавистнического режима и военной агрессии.

К сожалению, троянская лошадь «традиционных ценностей» была с радостью принята не только верующими Русской Православной Церкви (РПЦ), но и представителями многих других христианских конфессий. Даже сейчас многие патриотически настроенные украинцы не замечают токсическую составляющую многолетней бомбардировки определенными нарративами (и их последствия в головах верующих).
Мессианский космополитизм.

«Русский мир» – это русскоязычные, для тех, кто принадлежит к «Восточной Руси», но даже идеологи этой концепции не могут сказать, где начинается этот «мир», а где заканчивается. Как и любая идеология, он не имеет границ и космополитичен, определяя себя политически там и тогда, где это возможно и выгодно его носителям. Впрочем, чтобы быть чем-то конкретным, «русский мир» делает вид, что он привязан к РФ и его друзьям. Он часто ассоциирует себя с РПЦ и «настоящим православием» – именно поэтому руководство Л/ДНР преследует другие христианские конфессии на своих территориях.

Главная идея этого «мира» – противостоять злому влиянию «либерального, империалистического» Запада, главным воплощением которого являются США. Однако сами авторы не замечают, что идеология «русского мира» просто копирует определенные взгляды Русской Империи, а следовательно, продолжает евро-азиатский империализм, зато они подчеркивают древность этой «культурной» концепции. Определенная идеологическая шизофрения не пугает ее создателей, потому что это можно назвать альтернативными фактами и взглядом из другой перспективы.

Одним словом, «русский мир» – империалистическая идеология, прикрывающаяся православной идентичностью. Вот эта особая мессианская роль и оправдывается как борьба за «семейные ценности», которым угрожают ЛГБТ-движения коллективного Запада. Именно поэтому проект Путина прямо говорит о защите «традиционных ценностей» как основной идее РФ. Проект вплетает «аморальные идеи» в «отрицание роли России»: «Идеологическое и психологическое влияние на граждан России ведет к насаждению чуждой русскому народу и разрушительной для русского общества системы идей и ценностей (далее – деструктивной идеологии), охватывающих культ эгоизма, вседозволенности, безнравственности, отрицания идеалов патриотизма, служения труду, положительного вклада России в мировую историю и культуру». Аморальность, приведшая к войне, в основном связывают с пропагандой гомосексуализма.

Следовательно, для христиан, как, например, Франклин Грэм (хваливший Путина за его христианские ценности и политику), разговоры о «панхристианском обществе», противостоящей «диктатуре ЛГБТ-ценностей», выглядели довольно соблазнительно. Даже те, кто не мог принять авторитет Путина, с радостью восприняли модели освободительной идеологической войны русского мира и начали их умножать через христианские паблики. Такая лайт-версия казалась безопасной, но на самом деле и через нее продвигалась идеология противостояния Запада и поисков в образе РФ и ее сателлитных проектов (к сожалению, иногда с христианским лицом) фундамента христианской стабильности. Искушение «панхристианства» достигло США и распространялось там, характеризуясь определенной симпатией к Путину (иногда публичной).

Из-за влияния псевдокосмополитизма от людей, находящихся под властью этой идеологии, можно услышать, что они «граждане Неба», но на самом деле они коммуникируют политическую перспективу определенной идеологической группы. Опять же, псевдоконсерватизм заземлен на любовь к РФ как к последнему оплоту «семейных ценностей» помогает многим евангельским христианам проглотить идеологический фашизм «русского мира», казалось бы, одновременно позволяя остаться вне политики и наслаждаться своей причастностью к мессианскому «нонконформизму».

Поклонение вождю
Чтобы реализовать мессианскость «русского мира», ему нужно воплощение – конкретная мессианская фигура. Вдохновляясь творчеством Ивана Ильина, Владимир Путин поверил в свою «особую царскую» роль. Он серьезно воспринял титул «собиратель земель русских» и постоянно формировал образ «альфа-самца лидера» (можно вспомнить о раннем образе боевого президента, летающего на истребителях и уничтожающего террористов в туалетах). Из-за акцента на гипертрофированной маскулинности Путин периодически становился объектом многих мемов (например, его фото с обнаженным торсом в различных вариациях).

На протяжении многих лет определенный «православный мачизм» довольно сильно оседал в церквях как единственная форма «правильной духовности». Унизительные проповеди о. Андрея Ткачева и о. Дмитрия Смирнова распространяли не только православные, но и евангельские христиане, большинство из которых не замечали, что присутствовавший в высказываниях этих проповедников «православный мачизм» плавно перетекает в проповедь ценностей «русского мира», носителями которого выступают эти личности.

К сожалению, культура насилия над достоинством, культура унижения женщин и детей, культура пренебрежительного отношения к «иноверцам» или, не дай Бог, грешников, просачивалась и оседала на жажду за консервативностью землю протестантских душ, создавая основу для лжи поклонения вождям (и маленьким местным). , и президентам недоимперий). Благодаря удачным манипуляциям с текстами Библии о чтении царей и власти в церквях все больше укоренялась мысль о том, что любое сопротивление несправедливости (не дай Бог, Майдан) – грех, бунт и богоборство, зато наша роль – быть вне политики и принимать тех , кого поставил Бог.

Одна проблема: такие христиане не заметили, что эту идеологию привнесла им государственная служба РФ, а не проповедники и исследователи Библии. Цель же этой идеологии – усиление веры в роль лидерства, особенно мессианской фигуры Владимира Путина как «нового Давида», побеждающего «Голиафа нетрадиционных западных ценностей». Впрочем, как дивиденды эта идеология усилила чувство беспомощности перед властью и стала хорошим оправданием бездействия по поводу насилия «альфа-лидеров» (так как их поставил Бог).
Обретенная беспомощность.

«Русский мир» не мог бы стать таким влиятельным, если бы не культивировал между своими последователями определенное чувство детерминизма и беспомощности. В идеологии, которая делает акцент на «родительскую фигуру» вождя, обязательно должно быть что-то и об инфантилизме последователей. Одним из пунктов документа о «традиционных ценностях» является «приоритет духовного над материальным». Духовность, проповедующая «русский мир» – принятие воли вышестоящих. Это признание неспособности понимать и изменять что-либо. Насилие возможно там, где существуют взаимосвязанные отношения, оправдываемые и прикрываемые.
Именно поэтому общество «традиционных ценностей» порождает семейное насилие и в конечном счете и насилие вообще как форму утверждения идентичности. Шаг от малого насилия до полномасштабной войны на самом деле не так велик, как может показаться.

Однако войну невозможно начать в социуме, понимающем свою силу, свободу выбора и ответственность. Вот почему идеологи «русского мира» воспитывали в обществе чувство беспомощности и зависимости от «пророков» и «отцов», только одни знающих «правду». Самостоятельность и ответственность в такой идеологии заменялись «смирением» перед лидером и «принятием покрова» лидерства. Со временем эта «духовность» породила культуру немощи и страха, опираясь на «духовные» цитаты из Библии о послушании и покорном принятии своей судьбы.

Духовность «русского мира» – это духовность «обретенной беспомощности», которая говорит: «Меня сюда послали, у меня не было выбора». На самом же деле все начинается с нашего согласия отдать власть над собой другому человеку и найти этому библейское оправдание. В такой идеологии Иисус не отпускает измученных на свободу – Он их порабощает и думает о них.

Ненависть к Западу как основа духовности («свой»/«чужой»)
Интересно, что даже пандемия была использована, чтобы противопоставить свободную РФ «загнивающему Западу» и попытке порабощения людей. Проект указа президента также призван бороться с транснациональными корпорациями. Интересно, что именно такая формулировка «добрые люди» распространяли в соцсетях, описывая причины возникновения пандемии COVID-19 и необходимости противостояния официальным государственным институтам.

Для идеологии «русского мира» нужен «Другой», которого можно было бы ненавидеть и бороться с ним – обычно это нацист/гей (о сложности сочетания в одном нарративе столь разные категории людей идеологи не подумали). «Русский мир» является воплощением языка и культуры ненависти. Вся эта идеология не может существовать без противопоставления и выбора «козла отпущения», поскольку ей жизненно необходимо постоянно подливать масла в огонь с помощью нарративов вроде «распятых мальчиков» и всеобъемлющих гей-парадов – без ненависти к «ним» не понятно, за что мы боремся. Эта реальность хорошо проявляется в разговорах с военнопленными, которые, оказавшись в реальной реальности, а не в реальности идеологии русского мира, не понимают, что и зачем они делают (враги существуют только у изголовья тех, кто впустил их).

Искусственность этой ненависти также хорошо видна в поголовном потаканнию культуры потребительства. И вожди «русского мира», и их евангельские адепты любят воевать с «гнилым Западом», но пользоваться его соцсетями, гаджетами, автомобилями и отдыхать в самых «загнивших» местах. Поэтому такая культура ненависти порождает не только искусственную ненависть к воображаемым врагам, но и создает культуру лукавства, двойных стандартов и манипуляций. Это действительно культура «раскрашенных гробов».
Евангелие против «русского мира».

Итак, война пришла в дом к украинцам, но еще многие христиане не могут отречься от бесов идеологии «русского мира». Это учение является деструктивной ересью, которая будет продолжать распространять власть определенного государства и его вождей, если не будет остановлена.

Во-первых, Евангелие – это «любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (1 Тим. 1:5), а следовательно, не о ненависти, лукавстве и манипуляциях – в проповеди Евангелия не может быть проповеди ненависти к неверующим . Если Иисус и был к кому-то суровым, то только к верующим и их нежеланию изменяться. «Русский мир» учит ненавидеть кого-нибудь. Евангелие противопоставляет ненависти уважение и любовь. Это не означает, что мы не можем иметь своего мнения или же обязаны соглашаться с нашими «идеологическими оппонентами», однако это значит давать им право на достоинство, свободу совести и волеизъявление их выбора.

Евангелие – это мирное убеждение делами, демонстрирующими наши принципы; это о попечении за всех, ибо «если вы любите тех, кто вас любит, то какую награду вы имеете? Разве не то же самое и мытари делают? И если вы приветствуете только братьев своих, то что особенного делаете? Или и язычники не поступают так? Итак, будьте совершенны, как совершенный Отец ваш Небесный!» (Мф. 5:46-48). Если мы не способны любить других, то это языческое христианство. Поэтому не важно, кто является нашим врагом, мы не должны строить свою духовность и идентичность на противопоставленные. Проповедь Кирилла делает как раз это – связывает между собой войну на Донбассе (а теперь уже и везде), гей-парад и спасение, говоря, что спасаться может только тот, кто ненавидит: других людей, другие страны, Запад, а если нет – вы соглашаетесь с грехом. Такая манипуляция и оправдывает войну и призывает Божий Суд на всех, «кто не с нами».

Иисус не был сектантом и не противопоставлял Себя миру, напротив, – Он Себя с ним отождествлял, сойдя на крест. Он давал возможность делать выбор всем людям, даже распятым с Ним. Противоотношение себя всем другим проявляет не любовь к ближнему и не силу воскресения, а слабость, манипуляции и страх утратить свою идентичность (ибо ее не существует вне борьбы с Другим).

Во-вторых, Евангелие – это не о мессианских фигурах. «Господу Богу твоему поклоняйся, и служи Ему Одному!» – говорит Иисус, отвечая на все будущие посягательства на власть, которые лукавый будет предлагать собственным людям. Иисус – Один Господь, не поклонивший колено ни перед кем, кроме Отца Небесного, и мы не должны принимать власть «царей» так, будто над ними нет Царя, перед которым они несут ответственность. Евангелие не о рабском мышлении, в котором нет ничего христианского, «ибо все, водимые Духом Божиим, они сыны Божии; ибо не взяли вы духа рабства опять на страх, но взяли вы Духа сыновничества, Которым чрез Него зовем: «Авва, Отче!» (Рим. 8:14-15). То есть Евангелие воспитывает свободу и ответственность. Майдан ближе к Евангелию и действию Духа Святого, чем поклонение «альфа-лидерам», говорящим на елейном языке «консервативного» христианства. Они и будут теми, кто решит за народ и будут кричать: «Распни Его!», они будут делать так, чтобы спасти, но наведут на всех беду. Поэтому на ересь вождеклонения у евангельских христиан может быть только один ответ – осуждение и анафема.

В-третьих, Евангелие – об ответственности и воспитании личной духовной зрелости. Писания много говорят об этом, и Павел почти во всех посланиях подчеркивает, что роль лидерства – не решать за других: «И Он, следовательно, поставил одних за апостолов, одних за пророков, а тех за благовестников, а тех за пастырей и учителей, чтобы приготовить святых на дело службы для построения тела Христова, пока мы все не достигнем соединения веры и познания Сына Божия, Мужа совершенного, по мере роста Христовой полноты, чтобы больше не были мы шатающимися и восхищающимися от всякого ветра науки малолетками. за человеческим заблуждением и за лукавством к хитрому прелюбодеянию, чтобы мы были истинны в любви, и во всем росли в Него, а Он – Глава, Христос» (Еф. 4:11-15).

Да, Павел не отвергает определенного послушания лидерам, но всегда отмечает осмысленное и ответственное послушание, а не слепое следование и отказ от своей воли: «Вы дорого куплены, поэтому не становитесь рабами людей!» (1 Кор. 7:23). Христос пришел освободить рабов, а не сотворить их. Евангелие – это об ответственности в свободе, а не о безответственности, беспомощности и инфантилизме в рабстве.

В-четвертых, Евангелие – не совсем о «Небесном Отечестве», потому что Царствие Божие уже здесь, и оно прорастает через служение Церкви (Мф. 6:33; Лк. 17:20, 21; Рим. 14:17). Христиане находятся в мире не для того, чтобы бежать из него, но чтобы мир мог спасаться через их вовлечение в его жизнь (Ин. 17:15-18). Евангелие – не сектантство комфортных христианских гетто (защищенных законами некоего «консервативного» государства), оно – соль, свет, город на горе и воскресший Христос посреди нас. Верующий в Евангелие живет полноценной жизнью граждан своей страны, впрочем не поклоняясь ей, но превращая ее в пространство Царства. Те, кто следуют Евангелию, не верят в христианские утопии, потому что знают, что истинная власть Божия не там, где «правильные законы и страна», а там, где люди покоряют себя власти Христа добровольно и искренне. Евангелие позволяет любить свою страну и не ненавидеть своего соседа за его иначесть, а видеть и в нем блики Царства. «Русский мир» способен видеть Царство только в себе, и потому он не может быть связан с Евангелием.

Наконец, заигрывание с «традиционными ценностями» – это не христианство, а игра с опасной идеологией, которая буквально убивает. Это подмена Евангелия симулякром «праведности», и в таких ценностях нужно каяться, причем не только русским христианам, но и всем, кто принял и продолжает распространять аспекты идеологии «русского мира». Необходимо полностью отречься от Ткачевых, Гундяевых и других популяризаторов этой идеологии, которая прикрывается христианством (включая некоторые евангельские лидерские мнения).

Консервативное христианство ≠ «традиционные ценности», и у христиан Украины есть прекрасная возможность сформировать альтернативу обмана, предлагаемому «русским миром». Победа над Путиным должна начаться с головы и сердца. Важно, чтобы эта евангельская альтернатива не пыталась оживить «консерватизм» из частей недобитого «русского мира» и создать нового идеологического и мертвого монстра «Франкенштейна», но отталкивалась от евангельской традиции воли, ответственности, любви и заботы о ближнем, не от ценностей прошлого , но от новых ценностей, потому что «вот Я творю все новое…».

Маранафа!

Источник: uets.ukraine

 

 

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Денис Кондюк

Аспірант теологічного факультету Карлового університету, Прага, Чехія. Декан факультету теології та християнського служіння в Українській Євангельській Теологічній Семінарії.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button