интервью

Быть Московскому патриархату в Украине или нет?

В связи с военной агрессией Российской Федерации против Украины был представлен Законопроект о запрете Московского патриархата, который был предоставлен для ознакомления Верховной Раде 29 марта 2022 года. Об этом идет речь на сайте парламента. Проект был внесен народным депутатом Украины Савчуком Оксаной Васильевной. Документ принят Верховной Радой с целью защиты национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины, предотвращения коллаборационизма, прекращения разжигания межрелигиозной розни и дестабилизации религиозной среды в Украине.

Законопроект вызвал резонанс среди верующих в Украине. Дмитрий Горевой – религиовед и эксперт в области религии, религиозный журналист. Автор более ста научных, аналитических и публицистических материалов на тему религии в Украине. Окончил философский факультет КНУ им. Т.Г. Шевченко. Директор Центра религиозной безопасности, соучредитель интернет-проекта Cerkvarium, корреспондент порталов Lb.ua, Currenttime.tv, Радио Свобода, Risu.ua, автор и ведущий передач Detector.Религии прокомментировал законопроект, высказал свое мнение по поводу религиозной ситуации в Украине и ответил на ряд вопросов, которые волнуют верующих Украины относительно нового законопроекта.

Прокомментируйте, пожалуйста, законопроект о запрете Московского патриархата на территории Украины.
— Что касается законопроектов, там есть два законопроекта: от Голоса и от Свободы. Учитывая внутриполитическую ситуацию в Украине, не думаю, что они будут приняты. Потому что эти законопроекты не отличаются от правящей партии, у “Голоса” маленькая фракция и они разделились фактически на две. В Свободе это вообще единственный депутат, поэтому я не вижу перспектив принятия чисто парламентских. Во-вторых, если так анализировать законопроект, он недействителен. Это будет еще один принятый законопроект, который не выполняется и не работает. Мы видели, как был принят законопроект об изменении названия. В 2019 году изменили названия религиозных организаций, центр которых находится в стране-агрессоре. Он был принят, но практически не выполняется. В этих законопроектах тоже есть такая перспектива быть принятыми и не выполняться. Почему? Потому что это очень тяжелая вещь в этих законопроектах – запретить целую конфессию. Например, «Свободой» предлагается возложить на СБУ вопросы ликвидации и национализации имущества, речь идет о 10 тысячах юридических лиц. У нас что, во время войны службе безопасности нечем заняться? Как ходить по селам и опечатывать храмы в течение 14 дней. Этот законопроект просто ни о чем! Во-первых, он не будет исполнен. Во-вторых, он не отвечает технико-юридическим нормам законодательства потому, что, например, в статье 3 кажется, предлагается прописать, что ликвидируется Московский патриархат. А как это корреспондируется статьей 17? Которая подробно описывает вопросы ликвидации религиозной организации. Там говорится, что не может быть ликвидирована законом религиозная организация, а исключительно по решению суда. То есть будет получаться так, что одна норма закона противоречит другой норме закона.

Как по вашему мнению, этот законопроект повлияет на православных украинцев, которых составляет примерно 60%?
Часть общества воспримет это в волну войны, но другая часть, сами верующие УПЦ вряд ли это хорошо воспримут, хотя и среди них есть прозревающие, кто хочет выйти из УПЦ МП, но например, сама УПЦ МП не однородна, как бы нам не казалось, что там все коллаборанты и все такое. Там есть проукраинское ядро, там есть пророссийское ядро, но они в меньшинстве оба, а большинство это такое болото людей политических, а какая разница? и все прочее. То есть главная борьба всегда идет за это политическое болото.

Придя к власти Онуфрий допустил, чтобы пророссийское ядро ​​захватило дискурс, захватило власть в церкви и навязывало эту промосковскую политику в этом всем аморфном большинстве. Если сейчас принять такой законопроект, он настроит против большинства и эти промосковские смогут навязать свою волю людям. Здесь нужно действовать более изощренно, эффективнее и не запрещать, а например: подтолкнуть к определению, лишить скидки на газ, лишить нулевой ставки налогообложения на землю, расторгнуть договоры аренды на имущественно-коммунальной и государственной собственности. То есть стимулировать их что-то сделать, не запрещать, поскольку запрет всегда консолидирует, а вот лишить некоторых плюшек, чтобы простимулировать к самоопределению.

Что, по вашему мнению, делать сегодня УПЦ? Как оно повлияет на ситуацию?
УПЦ МП в лице руководителей будет всячески сопротивляться процессу потому, что руководители, например, митрополит Антоний (Паканыч), не заинтересованы в объединении украинского общества. Они не хотят этого, поэтому будут вставлять «палки в колеса». Например, они могут обещать так и так «мы проведем собор, попросим автокефалию в РПЦ, но когда закончится военное положение». Закончится военное положение, они будут еще что-то придумывать. Даже если они проведут собор, они обратятся к Кириллу, а Кирилл скажет: “ой знаете, давайте когда мы сможем все собраться, тогда рассмотрим ваш вопрос, а мы сейчас не можем собраться потому, что санкции, закрытое пространство в России. Вот мы не можем, чтобы приехали епископы из Украины, Молдовы, Казахстана, Европы еще там откуда-то. Они не могут приехать, а значит, нет кворума”.

Будут взбалтывать этот вопрос, то есть руководство УПЦ МП будет максимально заговорить на этот процесс, чтобы оттянуть по сути и не решить. Эта инициатива о священниках, написавших письмо за трибунал Кирилла. Это с одной стороны хорошо, а с другой УПЦ МП получила перечень священников, которых они могут называть неблагонадежными и начинать их шантажировать. Они уже их шантажируют. Есть уже заявления священников, где епископы им угрожают и запрещают. То есть, они будут максимально сопротивляться и сопротивляться, чтобы их структура церковная не посыпалась, чтобы священники и верующие не переходили в ПЦУ.

С начала войны предстоятель РПЦ патриарх Кирилл отмалчивался, а затем своими действиями и заявлениями поддерживал агрессию России против Украины. Как вы считаете, вина патриарха Кирилла является политической?
Непременно, есть вина патриарха Кирилла в том, что конкретно патриарх Кирилл был идеологом и разработчиком концепции “русского мира”. Он первый публично объявил, что в первый год своего патриаршества, осенью 2009 года на очередном съезде Всемирного русского народного собора именно он эту концепцию русского мира оформил. Которую потом взял на вооружение Путин, и патриарх Кирилл несет полную ответственность за то, что сейчас происходит. Более того, он еще мог бы как-то сохранить лицо, когда началась война, осудив действия Путина, но он этого не делал и наоборот подарил икону главе Росгвардии Золотовой и благословил на фактически войну Росгвардию. В храме Вооруженных сил он благословил на войну Вооруженные силы Российской Федерации, уже после начала войны призвал весь народ объединиться вокруг президента. Он отрицает самобытность бытия украинского народа и в течение войны, в течение 2 месяцев, кажется, по меньшей мере, дважды или трижды отрицал самобытность украинского народа, утверждая, что украинцы и русские это один народ. Патриарх Кирилл является поставщиком идеологии этой войны, философским обоснованием ее. Потому он несет полную ответственность за это.

Как, по вашему мнению, Украине обосновать ситуацию, когда она запрещает целую конфессию, которая составляла большинство украинцев. Не является ли это наступлением на свободу совести?
Да, есть определенные угрозы свободе совести, если запрещается целая конфессия, но дело в том, что у нас такая система государственно-церковных отношений, что у нас церковь не является юридическим лицом. Нет у нас одной такой структуры, как Московский патриархат в Украине, который вот так просто раза два и запретил. У нас каждая отдельная церковь в каждой деревне это отдельное юридическое лицо. Поэтому если мы говорим о Московском патриархате в Украине, то в юридическом плане это 11 тысяч отдельных юридических лиц, которые между собой почти ничем не объединены, кроме того, что они в своих уставных документах прописывают, что они Московский патриархат. То есть, если мы говорим о юридической составляющей запрета, то нужно проводить исследования, собирать доказательства о фактах разжигания вражды и коллаборации 11 тысяч юридических лиц. Вы представляете себе, какой объем работы нужно проделать, чтобы собрать должную доказательную базу!? И это при том, что далеко не у всех будет такая доказательная база. Вот, например, какой-то поп в глухой деревне на Волыни, который в принципе, в целом и не проповедовал ни «русский мир», ничего. Вот просто была там церковь Московского патриархата, они ходили в церковь и служили, а какие правовые основания для того, чтобы его запретить? Правовых оснований нет. Конечно, если мы вообще говорим о каких-либо запретах, то международные документы и украинское законодательство, в том числе и Европейская конвенция по правам человека, которая допускает ограничение деятельности религиозных организаций, если они противоречат общественной безопасности, здоровью граждан и правам других людей. То есть, в контексте реально поддержавшей войну РПЦ призывает к агрессивной войне, что противоречит безопасности граждан Украины и правам украинских граждан. Так что здесь можно ее запретить потому, что она несет угрозу. Но опять же это если церковь была одним юридическим лицом, а если она не является одним таким массированным юридическим лицом, то это сделать трудно потому, что приходится фактически собирать доказательства по каждому отдельному сельскому приходу, поэтому здесь такая специфика.

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Ольга Лащук

Студентка 2 курсу Українського гуманітарного інституту, спеціальність "журналістика".

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button