Стоит задуматься

Большой Четверг

После Тайной Вечери, на которой Иисус опять пророчески предостерег апостолов о том, что они вот-вот предадут Его, Он вместе с Петром, Иаковом и Иоанном вошел в Гефсиманский сад на склонах Елеонской горы. События Гефсимании, несмотря на их вроде бы несложный сюжет, остаются тайной. Мы не можем заглянуть во внутренний мир Иисуса, нам не постичь безмерности боли и агонии борьбы, буквально обескровливали Его.

Скупые евангельские тексты говорят о «смертельной печали» и «смертельной тревоге», о том, что Иисус «тосковал и тосковал», а его пот был как «капли крови». В богословии было предпринято немало попыток разгадать тайну молитвы Иисуса. Но, как и в других моих кратких комментариях на события страстной недели этого года, я хотел бы посмотреть сегодня на опыт Иисуса, в частности, на гефсиманский апокалипсис Его неустранимой человечности и человечности как ключ к нашему переживанию. Карл Барт не ошибался, когда подчеркивал, что всякая христианская антропология должна опираться на учение о Христе.

Иисус знал об измене Иуды, о том, что иудейские старейшины отдают последние повеления храмовой страже схватить Его. Он сознавал, что самое страшное сражение, начавшееся с Его Рождения, достигает апогея. Ему предстоит претерпеть измену, несправедливый суд, жесточайшие пытки, одиночество и смерть, прежде чем наступит Воскресение. В предчувствии бездны ужаса, которая раскрывалась перед Ним, Он молится Отцу… и просит учеников побыть рядом.

С началом войны мы вошли в нашу Гефсиманию. Мы переживаем трусливую измену и молчание тех, кто не упускал возможности спекулировать о братстве во Христе. Нас охватывают одиночество и отчаяние от ужаса отвратительного насилия, которое испытывают наши невинные соотечественники и друзья. Смертельная грусть окутывает сердца от мыслей о том, что тяжелые времена все еще впереди. И хотя мы безусловно верим, что после Голгофы все-таки наступит Воскресение, что правда и жизнь победят русскую ложь и смерть, сейчас мы здесь, в Гефсимании. В месте плача, скорби и молитв, на которые приходят совсем не те ответы, которых мы ожидали.

В Гефсимании Иисус не ожидал, что ученики будут читать ему лекции по теме прощения и примирения. Ему не требовалось пустое морализаторство и ничтожные призывы к миру, когда над ним уже нависла тень мучений и смерти. Призывы к диалогу или попытки символического примирения как в недавнем перформенсе от римских сценаристов свидетельствуют о радикальном непонимании времени, неспособности разделить наш опыт Гефсимании. Иисус встретится с апостолами в Галилее, у него будет непростой разговор с Петром, и он отправит своих учеников проповедовать Евангелие вплоть до ненавистных римлян, руками которых Он был распят. Но это будет позже. А теперь Он просто просит их разделить с Ним Его боль, побыть рядом.

Без слов и наставлений.

«Цавет танем!» — как говорится, прощаясь, армяне.

Твою боль беру на себя. Печаль твоя во мне.

Лина Костенко

Автор: Роман Соловой

Источник: roman.soloviy

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Підтримайте наших журналістів, пожертвуйте прямо зараз! Це дуже потрібний і гучний голос на підтримку якісної християнської журналістики в Україні. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Редакція

Слово про Слово – інформаційний християнський ресурс. Публікуємо щоденні новини, коментарі, аналітику, що висвітлюють релігійну тематику в Україні та світі. Публікуємо статті різних жанрів, авторські блоги, оповідання, поезію, притчі.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button
Дорогий читачу, дякуємо, що ви з нами

Запрошуємо стати частиною спільного майбутнього та приєднатися до друзів «Слово про Слово» — тих, кому не байдуже, чим наповнюється український інформаційний простір. Тих, хто дивиться на світ з християнської позиції. Підтримати проєкт

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!