Блог Сергея Головина

Реализм Боговоплощения

Наиболее распространенной крайностью культурологического богословия является этноцентризм. Под этим термином понимается убеждение, что богоугодна лишь одна некая конкретная культура, будь то иудейская, европейская, православная или какая-либо иная. Такой подход категорически идет вразрез с постановлением так называемого Иерусалимского собора, приведенным в Главе 15 книги Деяний.

Важно понимать два момента. С одной стороны, человек немыслим вне культуры. Культура формируется самим человеком, и она же – естественная среда его обитания. Мы – порождение своей культуры, и мы же ее порождаем. С другой стороны, Творец – вне творения, но открывается Он человеку исключительно в контексте творения. Более того, Сам будучи вне какой-либо культуры, Он открывается исключительно в контексте определенной культуры!

Человек был создан по образу Божьему. Грехопадение исказило и сам этот образ, и то, как мы его воспринимаем. Но, пав, человек не перестал быть творцом. Он лишь стал ущербным творцом. Все аспекты человеческой сущности поражены грехом – мышление, воля, чувства. Соответственно, грехом поражены и все аспекты формируемой человеком культуры. Идеальной культуры не существует.

Тем не менее, Бог неизменно исторически действует через культуру – будь то древневосточную, древнеизраильскую, вавилонскую, иудейскую, европейскую, восточную и т.п. Он всегда обращается к людям в контексте той культуры, в которой они находятся – будь то Авраам в Уре Халдейском, Моисей в Египте или Иоанн в Иудее. Наконец, Бог приходит к человеку не как сияющее внеземное существо, а как Человек, принадлежащий вполне конкретной культуре, в какой бы роли Он бы ни представал – младенец, подросток, странствующий учитель, страдающий узник. Культура – это та знаковая среда, в которой и происходит встреча человека с Богом.

Прекрасным зримым образом воплощения Бога в конкретном культурном контексте может послужить удивительная картина Джона Милле «Христос в родительском доме» (Sir John Everett Millais, Christ in the House of His Parents, 1849-50). На ней мама утешает случайно поранившегося рыжеволосого еврейского мальчика, Иисуса. Рана на ладошке и капля крови, упавшая на стопу, напоминают зрителю о стигматах – крестных ранах, которые ожидают Господа в будущем. Картина полна религиозных символов: кровь, гвозди, чаша омовения, лестница, треугольник, голубь, агнцы. Тем не менее, написанное в соответствии с эстетической идеологией прерафаэлитов полотно лишено тех условностей религиозной живописи, какими тяготилось академическое британское искусство викторианской эпохи. Здесь все до мельчайших подробностей реалистично – завитки стружки под босыми ногами, сбитые ногти, пораженные экземой руки святой Анны.

Натурализм картины настолько силен, что газетная критика наделяла ее такими эпитетами, как возмутительная и бунтарская. Даже глашатай литературного реализма Чарльз Диккенс назвал картину «низкой, гнусной, омерзительной и отталкивающей». Но в том-то и заключается великая тайна благочестия: Бог явился именно во плоти (1 Тимофею 3:16). Он вошел в мир – мир, полный грязи, болезней, скорбей и страданий, – чтобы взять на Себя все наши немощи (Исаия 53:4). Без понимания этого любые богословские построения будут лишь профанацией.

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Підтримайте наших журналістів, пожертвуйте прямо зараз! Це дуже потрібний і гучний голос на підтримку якісної християнської журналістики в Україні. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Сергій Головін

Доктор філософії (Ph.D), доктор прикладного богослів'я (D.Min), магістр гуманітраних наук МА, релігієзнавство,, магістр природознавства (фізика землі), магістр педагогіки (фізика). Президент Християнського Науково-аполегетичного Центру.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Back to top button