Актуальное

Моя война…

«Моя» война началась с 22 февраля, когда еще ничего вокруг не предвещало беды, но уже все новостные сайты без конца передавали информацию, что через сутки-другие начнется бомбардировка украинских территорий русскими войсками, которые приблизились к украинской границе вплотную.

Я – журналистка и хорошо знаю из чужих репортажей, ЧТО такое война в холод и голод, умею анализировать информацию, но мне, как и миллионам других украинцев, трудно было даже думать о том, что через несколько дней мой родной украинский край превратится в настоящий ад и для всего мира будет похоже на страшное кровавое месиво и на расправу царя Ирода над невинными детьми Иерусалима.

Я знала, что враг будет обстреливать не только стратегические военные объекты, а из «Градов» и ракет массово будут уничтожаться и мирные города и села, но я никак не хотела думать о том, что взбешенный снайпер осмелеет навести прицел на детские школы, садики, роддомы и больницы. Ибо тот снайпер также человек, чьим сыном, отцом, братом, другом. Человеком, которого, как и всех нас, сотворил Господь для сеяния добра на этой Земле.

Я с ужасом думала о том, что скоро в некоторых городах будут выкопаны братские могилы, где похоронят сотни украинцев, которые в 21 веке погибли от голода и холода во время блокады их родных городов. Что родные дома для них скоро превратятся в тюрьмы и самые страшные места на Земле.

Трудно было поверить, что это все может быть уже через несколько дней…

Эти несколько дней мы активно убираем в подвале, обустраиваем места для себя, и больше всего мне сейчас хочется вынести отсюда все вещи, чтобы он пригодился еще и кому-то из соседей. Жуткое чувство, особенно когда совсем не веришь в войну, хотя точно знаешь, что ее уже не миновать. Чтобы хоть немного смягчить удручающий вид стен, вешаю туда икону, детские рисунки, а на скамейку с одеялом и подушкой кладу детскую игрушку. Запасы пищи, воды, лекарства… Все готово к войне. Точно как в инструкции.

Дай Бог, чтобы все это никому и никогда не пригодилось… И так хочу не одна я, а этого хочет целый мир

Но уже следующее утро для меня началось с воя сирен, бряцания танков, паники и хаоса на улицах, с ракетных обстрелов аэропортов. В тот день начался в Украине в 5 утра с войны…

А потом было тяжелое бегство в деревню и 36 часов в настоящем аду на границе. Не буду вам описывать все ужасы, которые мы пережили здесь за полтора суток, но только скажу, что страшную картину человеческого отчаяния я не видела никогда в жизни.

Люди в очереди массово теряли сознание, «скорые» одна за другой увозили беженцев в местную больницу. В первые сутки, пока еще не была отлажена работа волонтеров, нам катастрофически не хватало воды, пищи, элементарно приспособленного места для сна.

Как нам было? Хоть и тяжело, но и спокойно, потому что понимала, что Господь позаботился обо мне и о моем ребенке – нас окружили искренней заботой местные украинские люди. У нас было еда и тепло.

Но уже на рассвете вторых суток, когда мы снова вернулись на КПП, нам массово рассказывали, что эта ночь на границе была страшной, и как возле КПП в лесу на сырой земле, под деревьями вместо подушек, при морозе -5, постелив свои скромные пожитки, спали уставшие далекой дорогой люди. Те, у которых просто закончились силы дальше уходить. Особенно ужасно это выглядело, когда молодые мамы, положив себе на грудь маленьких детишек, накрывали их своей одеждой, согревали их теплом и кормили молоком.

От этой картины мне на глаза сразу навернулись слезы, и я сразу дала им всю еду и воду, которую только имела в запасе себе и ребенку, и поблагодарила Господа, что мой ребенок сейчас спал в теплом доме. Поблагодарила Бога за то, чего я до сих пор совсем не ценила.

Такова была моя вторая ночь войны и первая на границе, но мы не жалуемся, потому что у многих украинцев она была гораздо хуже и страшнее.

Да, периодами было страшно всем, были моменты отчаяния, когда мы понимали, что мы едем прямо в неизвестность и убегаем из Родины в никуда, также была страшная и физическая и эмоциональная усталость, но нам постоянно придавала сил огромная поддержка наших родных украинцев. На каждом шагу я чувствовала их дружеское плечо. На этой дороге выживания мы все были в одинаковых условиях, делились с ближним всем, чем только имели, и я понимала, что мы здесь не одни такие…

Какая она теперь наша жизнь, жизнь беженцев в Польше?
Начну с того, что после 36-часового пребывания в живой очереди 26 февраля всю процедуру официального перехода украинско-польской границы мы отбыли за короткие 15 минут. Я была сильно поражена радушием польских служащих, которые сразу сказали нам, что вся процедура таможенного контроля упрощена из-за военной ситуации, и только спросили имена детей и очень быстро уладили все дела с документами.

Сразу на границе нас встретили польские волонтеры, которые отвезли нас в Перемышль в украинско-польскую семью, где мы наконец провели первую спокойную ночь, а уже на следующее утро совсем другие польские волонтеры доставили нас в Краков, где благодаря стараниям наших украинских знакомых, мы поселились в небольшое проживание польской семьи, которая, несмотря на то, что выплачивает кредит за жилье, воспитывает маленького сына, сказали нам, что мы можем оставаться жить столько, сколько потребуется.

Хочу отметить, что лично ко мне и моему ребенку в течение этих двух недель, отношение поляков было и очень приветливо, на каждом шагу чувствуется их искреннее желание помочь.

За то короткое время, которое мы провели вместе, эти люди стали для нас уже настоящей семьей.

За последние две недели Польша приняла более 2 миллионов украинцев. На территории города Кракова весь местный транспорт абсолютно бесплатный для тех украинцев, которые пересекли границу после 24 февраля, так же как и бесплатным медицинское обслуживание. В Кракове создано несколько Центров помощи украинским беженцам. Здесь бесплатно раздают пищевые продукты, одежду. Такие Центры помощи организованы за государственные средства, а также сюда сносят помощь и все желающие поляки.

За те две недели, которые я здесь нахожусь, я не видела ни одного украинца, который спал бы во дворе или был истощен голодом.

На 4-м перроне Железнодорожного вокзала г. Кракова организован Большой информационный центр города, где всем украинским беженцам предоставляется необходимая информация и помощь жилья, оформление документов, возможность отдыха и еда.

Сотни польских, украинских, белорусских волонтеров круглосуточно работают и помогают украинцам в кратчайшие сроки получить всю необходимую информацию об их пребывании на территории Польши. Здесь же раздают бесплатные телефонные мобильные карты. Польша сделала звонки в Украину в ближайшее время абсолютно бесплатными.

Президентом Польши подписан ряд документов, которые дают возможность официального трудоустройства украинцам в Польше, наши дети причисляются к польским школам-лицеям и высшим учебным заведениям.

Польша стала единственной страной в мире, которая за это время войны приняла в свои клиники более 300 онкобольных детей со всей Украины, нуждавшихся в немедленном и непрерывном стоимостном лечении.

На каждом шагу мы испытываем заботу и искреннее желание поляков помочь нам, украинцам. Но стоит отметить и то, что ресурс Польши не безграничен, и рано или поздно может наступить такой момент, когда даже такая дружественная к украинцам Польша исчерпает все свои ресурсы.

Время от времени я слышу рассказ украинцев о том, что поляки не хотят помогать украинцам. Лично я с такими вещами не сталкивалась ни разу, зато у меня есть подтвержденная информация из правдивых источников об очень досадном случае, когда именно наши украинцы, проживающие на территории Польши уже достаточно много времени и имеющие здесь очень серьезные финансовые возможности и состояние, в такие тяжелые. для украинцев первые дни войны не помогли своим, а наоборот сделали так, что наши беженцы еще и не получили финансовой поддержки от других лиц.

Я не судья этим людям и я не знаю, какими настоящими мотивами они руководствовались в тот момент, и потому я не хочу никак комментировать эту ситуацию. Но хочу только отметить, что и такое здесь бывает и что не все здесь так хорошо и гладко.

Единственное, что я могу сказать, к большому сожалению, в каждом стаде бывает своя «паршивая овца». И мне очень досадно, что в таком случае она была сине-желтой.

И напоследок: документы о статусе беженца мы официально не оформляли, поскольку после регистрации документов на такой статус полгода нельзя ни официально работать, ни покидать территорию Польши.

И хотя мы здесь нашли не только убежище и крышу над головой, но и нашу настоящую «новую семью», и мы очень благодарны Польской Республике за помощь, мы и дальше верим в то, что рано или поздно война в Украине закончится и мы сможем вернуться на нашу родную землю, чтобы строить на ней новую счастливую и свободную жизнь!

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Галина Козар

Магістр ЛДМА ім. М. Лисенка, 25 років досвіду у культурно-мистецькій сфері. Журналістка видань: "РІА- Львів", "Ваше здоров'я", "Слово про слово". Для мене журналістика це не робота, це поклик серця, щоб робити світ щодня добрішим.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Back to top button