Креационизм

Генетика: недруг эволюции

Генетика и эволюция были врагами с самого своего начала. Грегор Мендель, отец генетики, и Чарльз Дарвин, отец эволюции, были современниками. В то же самое время, когда Дарвин утверждал, что существа могли превращаться в другие существа, Мендель показывал, что даже индивидуальные особенности остаются постоянными.

В то время как идеи Дарвина были основаны на ошибочных и непроверенных идеях о наследственности, заключения Менделя были основаны на осторожном экспериментировании. Только игнорируя полные знания современной генетики, возможно поддерживать сказку об эволюции. Чтобы помочь нам развивать новую биологию, основанную на сотворении, а не на эволюции, позвольте нам привести некоторые свидетельства генетики, классифицированные по четырем источниками изменения: окружающая среда, рекомбинация, мутации и сотворение.

Окружающая среда

Это относится ко всем внешним факторам, которые влияют на организм в течение его жизни. Например, один человек может иметь более темную кожу, чем другой, просто из-за того, что он больше находится под солнцем.

Или другой может иметь большие мускулы, потому что он тренируется больше. Такие изменения, вызванные окружающей средой, в общем не имеют никакой важности для истории жизни, потому что они прекращают существовать, когда их владельцы умирают: они не передаются.

В середине 1800-х годов некоторые ученые полагали, что изменения, вызванные окружающей средой, могут быть унаследованы. Дарвин принял эту ошибку 1], и это, без сомнения, облегчило для него возможность верить в то, что одно существо могло превратиться в другое. Он объяснил таким образом происхождение длинной шеи жирафов, частично, через «унаследованные следствия увеличенного использования частей».

В сезоны ограниченного количества пищи, рассуждал Дарвин, жирафы вытягивали свои шеи к высоким листьям, что предположительно приводило к более длинным шеям, которые передавались потомству.

Схожі статті

Рекомбинация

Этот процесс вовлекает перетасовывание генов и является причиной того, что дети напоминают своих родителей, но не похожи в точности на каждого из них. Открытие принципов рекомбинации стало большим вкладом Грегора Менделя в науку генетики.

Мендель показал, что, в то время как черты могли быть скрыты в поколении, они обычно не терялись, и когда новые черты проявлялись, то это было потому, что их генетические факторы были там все время. Рекомбинация позволяет происходить ограниченным изменениям в пределах созданных видов. Но она ограничена, потому что фактически все изменения производятся с перетасовкой генов, которые там уже находятся. Например, с 1800-х годов селекционеры растений стремились увеличить содержание сахара в сахарной свекле. И они были очень успешными. Приблизительно за 75 лет селекционного выращивания стало возможным увеличить содержание сахара с 6% до 17%. Но усовершенствование остановилось, и дальнейший отбор не увеличивал содержание сахара. Почему? Потому что все гены для производства сахара были собраны в один сорт, и никакое дальнейшее увеличение не было возможным.

Среди существ, за которыми Дарвин наблюдал на Галапагосских островах, была группа наземных птиц, вьюрков. В этой группе мы можем видеть широкую изменчивость во внешности и в образе жизни. Дарвин предоставил, как я верю, правильную интерпретацию превращения вьюрков в таких, какие они есть сейчас. Несколько особей были, вероятно, унесены к островам от южноамериканского материка, и сегодняшние вьюрки – это потомки тех «пионеров». Однако, в то время как Дарвин рассматривал вьюрков как пример эволюции, мы можем теперь считать их просто результатом рекомбинации в пределах единственного созданного вида. Вьюрки-пионеры принесли с собой достаточно генетической изменчивости, впоследствии отсортированной в то, что мы наблюдаем сегодня 2].

Мутации

Теперь рассмотрим третий источник изменений — мутации. Мутации – это ошибки в генетическом процессе копирования. Каждая живая клетка имеет сложные молекулярные механизмы, спроектированные для того, чтобы точно копировать ДНК, генетическую молекулу. Но как это бывает с другими процессами копирования, иногда происходят ошибки, хотя и не очень часто. Раз в 10 000 — 100 000 копий ген будет содержать ошибку. Клетка имеет механизмы для того, чтобы исправлять эти ошибки, но некоторые мутации все же проскальзывают.

Какого рода изменения производятся мутациями? Некоторые не имеют никакого эффекта, или производят столь малое изменение, что оно не имеет никакого влияния на животное. Но много мутаций существенно влияют на их владельцев. Такова мутация «голый петух» — случай, когда у птицы не вырастают перья. Такие мутационные дефекты редко бывают выгодными (исключая желание селекционера выбрать этот тип, чтобы не было необходимости ощипывать его перед приготовлением), но никогда не добавляют ничего нового.

Нет мутаций, которые показывали бы, как возникли перья или что-нибудь подобное. Исходя из модели сотворения, какого эффекта можно было ожидать от произвольных мутаций, от генетических ошибок? Мы ожидали бы, что почти все производящие изменения мутации будут вредными, делая существа менее успешными, чем прежде. И это предсказание подтверждено наиболее убедительно. Некоторые примеры помогают проиллюстрировать это. Генетики начали производить эксперименты с плодовой мушкой Drosophila melanogaster вскоре после наступления 20 века, и с 1910 года приблизительно 3 000 видов мутаций были идентифицированы 3]. Все эти мутации вредные или безобидные; ни одна из них не производит более успешных дрозофил – точно так, как предсказано моделью сотворения. Но разве не существует благоприятных мутаций? Да, существуют. Выгодная мутация – это просто та, которая позволяет ее обладателю производить больше потомков и делать больший вклад в будущие поколения, чем те существа, которые не имеют этой мутации.

Дарвин обратил внимание на бескрылых жуков на острове Мадейра. Для жука, живущего на ветреном острове, крылья могут быть неудобными, потому что существа в полете, более вероятно, будут унесены в море. Мутации, приводящие к потере крыльев у жуков могли быть полезными. Слепая пещерная рыба представляет собой подобный пример. Глаза весьма уязвимы к ранению, и существо, живущее в темноте, извлекло бы выгоду из мутаций, заменяющих глаз шрамоподобной тканью, уменьшая эту уязвимость. В мире света отсутствие глаз было бы ужасным препятствием, но не является таковым в темной пещере. В то время как эти мутации производят решительное и выгодное изменение, важно заметить, что они всегда вовлекают потерю информации и никогда не увеличивают ее. Никогда не наблюдается обратное явление, а именно, чтобы крылья или глаза появлялись на существах, которые никогда не имели информации для их произведения. Естественный отбор является очевидным фактом — некоторые виды более успешны, чем другие, и таким образом они вносят больше жизнеспособного потомства в будущие поколения.

Известный пример – березовая пяденица. Насколько известно, эта моль всегда существовала в двух основных вариантах — пятнистая и черная. В доиндустриальной Англии многие стволы деревьев были светлыми. Это обеспечило камуфляж для пятнистой разновидности, и птицы лучше охотились на черную. Большинство коллекций показывали больше пятнистых, чем черных разновидностей. Когда в Англии настал индустриальный период, загрязнение затемнило стволы деревьев, так что черная разновидность стала более скрытой, и пятнистые стали более заметными. Вскоре было намного больше черной моли, чем пятнистой. Когда популяция сталкивается с изменяющейся окружающей средой, или как результат перемещения в новый ареал, естественный отбор поощряет комбинации черт, которые сделают существо более успешным в его новой окружающей среде. Это можно было бы рассматривать как положительную роль естественного отбора.

Читайте также: 

Сотворение

Первые три источника изменений весьма неадекватны, чтобы объяснить сложность и разнообразие жизни, которую мы видим сегодня на Земле. Существенная особенность модели сотворения — это размещение вначале значительного генетического разнообразия в каждом сотворенном виде. Только таким образом мы можем объяснять возможное происхождение лошадей, ослов и зебр от одного и того же сотворенного вида; или львов, тигров и леопардов от одного сотворенного вида; приблизительно 118 пород домашних собак, как и шакалов, волков и койотов от одного сотворенного вида. Поскольку каждый вид повиновался команде Создателя быть плодотворным и размножаться, случайные процессы рекомбинации и более целеустремленного процесса естественного отбора заставили каждый сотворенный вид подразделяться на то множество, которое мы наблюдаем сегодня.

Автор: Лейн Лестер

Источник: Протестант

  1. Чарльз Дарвин, «Происхождение видов», 6-е издание, Джон Марри, Лондон 1902, p. 278. Дарвин действительно рассматривал естественный отбор, работающий с этой и другими причинами изменчивости, как важный фактор в развитии шеи жирафа, но не многие знают о том, что он полагался на наследование приобретенных признаков.
  2. Временами наблюдалось скрещивание разных видов галапагосских вьюрков, что является ясным свидетельством того, что они принадлежат к тому же самому сотворенному виду.
  3. Дэн Л. Линдсли и Грель, «Генетические изменения дрозофилы melanogaster», Институт Д. Карнеги, Вашингтон, Публикация №627, 1967.

 

Сподобалось? Підтримайте Газета Слово про Слово на Patreon!

Привіт 👋 А ви уже підписані?

Підпишіться, щоб отримувати новини кожного вечора!

Поддержите наших журналистов, пожертвуйте прямо сейчас! Это очень нужный и громкий голос для поддержки качественной христианской журналистики в Украине. 5168 7574 2431 8238 (Приват)

Редакция

Слово о Слове – информационный христианский ресурс. Публикуем ежедневные новости, комментарии, аналитику, освещающие религиозную тематику в Украине и мире. Публикуем статьи разных жанров, авторские блоги, рассказы, поэзию, притчи.

Схожі статті

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Дивіться також
Close
Back to top button